Как поехать в Сванетию и снять фильм про традиции и любовь












Чем сваны отличаются от всех остальных грузин, жива ли сейчас вендетта и что делать, если не можешь уговорить главного героя сниматься в твоём кино
Это рассказ про начинающего режиссёра, который загорелся идеей показать Сванетию и её жителей такими, какие они есть. И у которого получилось воплотить эту мечту в жизнь.

Лена сняла короткометражный фильм, не имея опыта. Он получился пробирающим до мурашек: за двадцать минут документального хронометража ты узнаёшь не только историю большой любви, а ещё многое о людях и традициях, сохранившихся в грузинском высокогорье.
Интервью провела
Когда и как ты впервые попала в Грузию?
В 2017 году. Тогда Грузия ещё не была таким трендом, как сегодня. Сейчас из этой страны прямо хайп сделали, а у меня желание туда поехать возникло из чувства родства. Это несколько личная история. Друзья моей семьи — сваны, ещё во времена СССР переехали из Сванетии в Сибирь в поисках лучшей жизни. С детства я слушала рассказы моего грузинского дяди Славы про высокогорную Сванетию и её народ, который очень отличается от всех остальных грузин.

У них даже свой, абсолютно другой язык, у которого нет письменности. В школе этот язык не преподают, изучают грузинский. Сванский же передается от родителей, из уст в уста. Если они захотят что-то написать, то используют грузинский алфавит, но слова, которые они пишут, грузин никогда не поймет. Я поняла это во время своей первой поездки в Грузию, когда в Тбилиси заговорила с грузинами на сванском. На меня все очень странно смотрели, а я не понимала, почему они не понимают меня: я же говорю по-грузински. Потом уже в Сванетии мне объяснили, в чём дело.

Дорога в Сванетию сложная, проходит сквозь горы. Не все её хорошо переносят, иногда даже самим грузинам становится плохо. Начинаются перепады давления: кто-то засыпает, кого-то тошнит. И дело не только в самочувствии: из-за риска обвалов маршрутки в Сванетию ездят только рано утром. Вокруг невозможная красота, но одновременно страшно. Две машины плотнячком проходят. Ты едешь и видишь обрывы, в некоторые моменты я даже глаза закрывала.

На Сванетию изначально мы отвели четыре дня: моя подруга не хотела зря тратить время на «эту деревню». «Что там вообще делать, не коров же пасти», — говорила она. После планировали ехать в Батуми, на море. В итоге, в Батуми мы поехали только потому, что обратный рейс был оттуда. После гор море нам показалось вообще не нужным.
Ты наверняка многое знаешь о традициях и обычаях сванов. Расскажешь?
Конечно. В семьях у сванов чёткое традиционное распределение обязанностей: кто-то отвечает за хозяйство и рано утром встает и идёт пасти овец, отец со старшим сыном постоянно что-то строят, мама и дочка с утра доят коров, потом готовят громаднейшие завтраки и обеды. Сваны любят рассказывать про свои праздники и культуру. У них до недавнего времени была развита традиция вендетты, представляешь? Например, если род конфликтовал с другим родом, то обязанность мстить передавалось из поколения в поколение. Много сванских родов пропали, просто потому что их вырезали.

Сваны особо никому не подчинялись вплоть до советского времени. У них были общины и самоуправление, при возникновении конфликтной ситуации обращались к старейшине. Цивилизацию, по сути, они узнали 5−7 лет назад, когда Михаил Саакашвили стал развивать в Грузии туризм. В Сванетии обустроили улочки, построили несколько гостиниц, два горнолыжных курорта, а самое главное — проложили дорогу. Раньше она была каменная, не ограждённая, с обрывами. Дорога привела за собой цивилизацию и туристов.

Ещё очень запомнилось пресловутое грузинское, а точнее, сванское гостеприимство. В Сванетии мы жили в семье брата дяди Славы — дяди Васо. Его сыновья очень переживали за нашу дорогу: свели нас с самым безопасным, знакомым водителем, и чтобы бесплатно ещё было. У них такая гиперзабота о тебе, что складывается ощущение, что к ним в гости едет король (Смеётся).
До недавнего времени у сванов была развита традиция вендетты, представляешь? Если род конфликтует с другим родом, то обязанность мстить передаётся из поколения в поколение.
В какой момент тебе пришла идея снять фильм?
Идея фильма пришла тогда же, во время первой поездки. Этому послужил возникший у меня диссонанс: с одной стороны, я слушаю о традициях и языческих праздниках, которые до сих пор соблюдаются, с другой стороны, выхожу на улицу и вижу, как подростки снимают сторис в Инстаграм.

Ещё я видела, что в традиционные обычаи и праздники погружены все: и взрослые, и маленькие дети. Это тоже меня заинтересовало, я спрашивала у дяди Васо, верят ли они в то, что через 5−10 лет их обычаи сохранятся в таком же виде? Что «Инстаграмная» молодежь будет это соблюдать? Он отвечал утвердительно «Да», но в его голосе я чувствовала некоторое содрогание, мне казалось, что ему просто страшно думать иначе. Потом я обращалась к другим «старейшинам» с этим же вопросом — реакция аналогичная, «да» с ноткой страха. И тут меня осенило: этот народ находится в «переломной» стадии. Туризм повлек за собой цивилизацию, волну новой жизни, а как быть со старой? Это переломный момент для такого сильного и независимого народа. И я хочу это зафиксировать.

Но как? Снять кино! Тогда из режиссёрского опыта у меня был только недельный курс у Джаника Файзиева, где все идеи по режиссуре, которые я предлагала, Джаник всегда поддерживал. То есть примерное представление об этом у меня было. Но вот где взять команду, оборудование и деньги на всё это? И идея была отложена мной из-за неуверенности до лучших времён.
А как тогда получилось, что фильм всё же состоялся?
Всё как-то само сложилось. Я учусь на факультете журналистики, и у нас как раз тогда начались пары по режиссуре кино. И вот, через полтора месяца после возвращения из Грузии, на очередной такой паре, я вдохновенно рассказывала преподавателю про сванов, а он взял и предложил мне поехать туда и снять фильм. Буквально мысли мои прочитал. Я тогда не особо верила в себя, с точки зрения режиссуры. А он такой говорит: «Да ты что! Бери и снимай!» Я говорю: «Коля, как я могу снять? У меня нет опыта». Вот знаешь, этот страх «отсутствия опыта и знаний» очень многие порывы тормозит в нас. А он: «Подожди, мы сейчас соберём тебе команду с факультета и поедете, всё нормально будет».

Этот разговор состоялся в сентябре, и мы договорились, что в начале года едем в Сванетию. Если честно, я думала, что пройдет пару месяцев и вся инициатива угаснет. И тут, в январе, мы возобновляем наш диалог о фильме и он говорит мне, что нашёл крутого оператора, мы берём его, факультетское оборудование и едем.

Деньги на билеты я собирала краудфандингом, но особо на него не рассчитывала: все-таки январь, откуда у людей деньги после новогодних праздников. В итоге, мы собрали двадцать тысяч, но по правилам платформы, так как это было меньше половины запрашиваемой суммы, не смогли ими воспользоваться. Зато вдохновились. Когда заводишь аккаунт на платформе, ты видишь, кто поддерживает проект. И когда неведомые тебе люди отправляют по пять тысяч, это добавляет веры. Ещё нас поддержало много местных СМИ, да и вообще, я получала сообщения с поддержкой от незнакомых людей. В такие моменты понимаешь, что твоя идея реально интересна и может быть полезна людям.

Мы с оператором купили билеты на свои деньги, параллельно подали заявку на ректорский грант университета. И уехали. А после окончания съёмок узнали, что грант выиграли, так затраты на поездку и окупились.
На паре по режиссуре я вдохновенно рассказывала преподавателю про сванов, а он взял и предложил мне поехать туда и снять фильм
Поделись подробностями съёмочного процесса. Вот вы прилетели в Грузию, и? Как всё было?
По прилёту мы поселились бесплатно в одной из гостиниц, и снова сванское гостеприимство «Заходите на кухню и берите всё, что хотите». В благодарность мы потом сняли небольшой рекламный ролик про эту гостиницу.

Нужно было искать героев фильма. И вот тут возникла неожиданная проблема: никто из моих знакомых не хотел сниматься. Они готовы были помочь во всём, всё рассказать, но только не на камеру. «Нет, ты что, я же сван, а не звезда! Почему я должен говорить на камеру?» В конце второго дня я не выдержала и просто разревелась. У нас было ограниченное время на съёмку, а я два дня убила на уговоры. Не могла начать никакую историю, никакой сюжет завязывать, потому что нет героя, все отказываются. Для меня это было катастрофой. Но слёзы помогли. (Улыбается) Для сванов стало шоком, что их гостю не хорошо из-за них. Так нашёлся главный герой фильма — Зура.

В процессе съемки Зура вошел в кураж и с ним получилось захватывающее интервью, которое мы снимали аж три дня. Он рассказывал о себе и своей истории любви, которая и легла в основу фильма. Потом нашлись ещё герои: Виктор и его жена Кейти. Они — сваны, правда, основную часть жизни прожили в Тбилиси, но пару лет назад всё равно вернулись в Сванетию.
А сложности возникали во время съёмок?
Да, но незначительные. Знаешь, в Сванетии я впервые в жизни поняла, что можно жить по-другому. Ты просыпаешься и знаешь список дел на сегодня. И у тебя на это есть весь день, в какой момент сложатся обстоятельства, в такой и будешь делать эти дела. Сваны не наблюдают за временем. Договариваешься о съемках на 11 утра, приходишь на место, а там никого. Через 40 минут тоже никого. Через час человек объявляется.

Аргумент опоздания всегда весомый, например, Виктор не пришёл вовремя потому, что его жена Кейти — кондитер, и у неё внезапно закончилась мука. Нужно было поехать прямо сейчас и купить её. Когда вопрос заходит о помощи кому-либо, запланированное дело откладывается. Если начинаешь таким образом жить, то ты управляешь временем, а не оно тобой. Мне это было трудно понять, в городе привыкаешь куда-то бежать, успеть к определённому времени, все быстро. А они не бегут за временем, но всё успевают и счастливы. К слову, в середине съёмочного процесса я втянулась и поняла, что жить без погони за временем — это круто.

Однажды за ужином, с местными грузинскими женщинами мы даже смеялись, они говорили, что если тебя пригласили на свадьбу, например, к четырём дня, то можешь смело приходить к шести вечера и попадёшь к началу. И, да, к похоронам у них это тоже относится.
Три способа добраться до Сванетии
1
Маленький чартер Vanilla Sky
Вылетаешь из частного аэропорта Натахтари, что в 20 км от центра Тбилиси.
Нужное тебе направление называется Натахтари-Местия. Лететь всего час.

Особенности:
билеты на чартер лучше покупать за месяц-два до путешествия.



Не зевайте ;)
2
Люблю горный серпантин
Стартуешь из Тбилиси на маршрутке и едешь по красивенной горной дороге прямиком до Сванетии.


Особенности:
со всеми остановками путь занимает 10 часов.



Для тех, у кого идеальный вестибулярный аппарат ;)
3
Никуда не тороплюсь
От Тбилиси доезжаешь до Зугдиди на поезде.
Потом пересаживаешься на маршрутку и едешь до Сванетии.

Особенности: это самый длительный вариант, на него нужно закладывать 13 часов.


Зато насладитесь видами ;)
Время поездки было ограничено, вы успели снять всё, что запланировали?
Да, материала получилось даже больше, чем нужно. Кроме Зуры, Виктора и Кейти набрались ещё герои, со своими историями. По объёму выходил часовой фильм. Я долго выбирала, а потом просто взяла и сократила объём до двух историй, потому что хотела чтобы на выходе получилась качественная короткометражка.

В итоге, фильм длится двадцать минут, в нём заложена концепция «сюжет в сюжете»: любовная история Зуры, через которую раскрывается фиксация на переломных моментах современной жизни Сванетии.
Как думаешь, что ждёт Сванетию через пару лет?
Думаю, традиции сваны сохранят и такая фундаментальная вещь, как язычество, тоже останется. Мне самой интересно, как это всё завершится. Конечно, хочется верить, что этот народ сохранит всё. Но совсем отвергать цивилизацию нельзя, иначе можно стать бабуином, и что очень важно — сваны понимают это. Они не прячутся от современности, но думают, как сохранить свое национальное «Я».

Поэтому, фильм называется «Кто здесь Сван?», поэтому в нём открытый финал и нет моей однозначной позиции на этот счёт. Я думаю, каждый из фильма вынесет что-то для себя: ценность своего народа, современные нравы, цена любви, сила родины, — в этой богатой истории не сложно будет найти свой отклик.
Совсем отвергать цивилизацию нельзя, иначе можно стать бабуином и сваны понимают это. Они не прячутся от современности, но думают, как сохранить свое национальное «Я».
Что посоветуешь начинающим режиссёрам, тем, кто мечтает снять кино?
Меня никто не учил продюсировать, снимать, и я всегда топлю за то, что если тебе очень хочется, твоя душа лежит к чему-то — делай. Делай так, как видишь, как знаешь. Я не смотрела «а как у других». То, что я уверена в том, что делаю, даёт мне возможность не мыслить стереотипами, не ставить границ в сознании. Многие не решаются на самостоятельность, потому что страшно. Но страхи всегда будут, так уж мы устроены. Я, например, до недавнего времени сомневалась в элементах анимации, которые добавила в фильм. Потому что знаю, что сейчас «так не делают», а с другой стороны меня цепляет, что анимация с фильмом сделана на контрасте, потому что она очень круто описывает безумно сложную историю любви. Я поняла, что нужно отложить в сторону эту «правильность».

Более того, я очень благодарна своему преподавателю за то, что когда при монтаже обращалась к нему за советами из разряда «как правильно», он говорил мне делать, как знаю. В тот момент я даже обижалась на него и думала: «Ты что, посоветовать не можешь?», а сейчас считаю, что именно это мне и было нужно.

Страшно было брать на себя ответственность. Когда делаешь по шаблону «я отличник, я всё правильно сделал, ставьте мне 5 в журнал» — это легко. Но чувство довольства собой, когда-то, за что ты взял ответственность, оказывается крутым и вдохновляет других людей, ни с чем не сравнить. Поэтому, рискуйте! (Улыбается)
P. S. Хочу передать отдельный респект собравшейся кино-команде. Ребята ввязались со мной в эту авантюру и сделали её классной:

Витя Коженков — тот крутой оператор, который, несмотря на страх высоты, поднимался со мной в горы. Спасибо тебе за это!

Лина Гайсина — спасибо тебе за нестандартную анимацию, которая стала изюминкой фильма ;)

Сережа Захаренко — спасибо, что выдержал мои миллионные сценарные изменения и сделал такой крутой монтаж!

Николай Коновалов, он же преподаватель, который меня поддержал — спасибо, за всё, ты наш сэнсей.


Елена Райгородская
на фейсбуке и в инстаграме

Поделиться с друзьями: