Меню
Юморист — это тоже работа
Семён Слепаков рассказывает, как покорял Москву, из чего состоит смешное кино, и почему он никогда не станет министром культуры
Семён Слепаков
Сценарист, продюсер, автор-исполнитель песен
Капитан команды КВН «Сборная Пятигорска»
Резидент Comedy Club
Автор сценария и продюсер ряда проектов на канале ТНТ: «Наша Russia», «Универ», «Интерны», «Сашатаня», «ХБ», «Озабоченные, или Любовь зла».
Возраст: 38 лет
Место рождения: Пятигорск
Семён в Facebook
День Семена Слепакова расписан по минутам. Сейчас в самом разгаре съемки нового комедийно-криминального сериала для ТНТ «Домашний арест», где Слепаков одновременно выступает в роли сценариста и продюсера. Работа кипит, премьера намечена уже на весну 2018 года.
В предновогодней суете, нам удалось попасть на чай к хэдлайнеру российского юмора и поговорить о простых, но важных вещах.
Дарина Грибоедова
Автор материала
— Сеня, у тебя большая коллекция гитар в кабинете, почему ты не стал профессиональным музыкантом? И все могло бы сложиться иначе.
—  Я, вообще, был без слуха. У меня папа очень музыкальный, и я его всегда бесил в детстве, потому что петь любил, но пел всегда что-то не связанное с оригиналом. И папа сказал: «У ребенка слуха нет!».

Потом меня на музыку все-таки определили и я на пианинке играл, мучился сам и других мучил. Еще так получилось, что моя преподавательница жила в нашем доме, и помню, когда я уже был в классе четвертом, я сказал родителям: «все, больше не могу этим заниматься. Ненавижу музыку, ненавижу это пианино, брать ноты, делать домашние задания» Они ответили: «Ладно, черт с тобой. Бросай». Я на радостях тогда залез на черешню, и помню как идет Лариса Леонидовна (преподавательница) и говорит: «Семен, почему ты не на занятиях?!». А я ей с черешни отвечаю: «А, все, Лариса Леонидовна, больше не приду к вам!». В итоге забросил я музыку.

И потом спустя годы, чтобы девочкам нравиться начал на гитаре учиться играть. Но я знаю свои возможности: у меня все-таки нет музыкального таланта, я не могу петь правильно. Это все на уровне дворовых реалий. В школе у нас с другом даже музыкальная группа была «Nose&Ears», потому что у него нос был большой, а у меня ухо. (Смеется). Это были какие-то мечты. Я сейчас понимаю наш уровень и шансы. Но тогда мне было 15 лет и я реально думал, вот «Битлз» в 22 года стали знаменитыми, ну, и у нас еще время есть.
— Я гуглила и обнаружила, что твой близкий родственник, Яков Костюковский — сценарист культовых комедий Леонида Гайдая. Как считаешь, юмор передается по наследству? Ты сам рос в атмосфере юмора и сатиры?
— У меня с ним дни рождения в один день, 23 августа. Я всегда рос в семье, где юмор любили. Папа у меня весельчак, дед тоже любил всякие рассказы, байки. Передается юмор или нет? Черт его знает. Такой сложный вопрос. Но деда Костюковского я еще застал. Очень крутой был мужик. В 90 лет классно шутил, я с ним пообщался и считаю, что это важно, что мы познакомились. Получается, правда, по наследству. Я, конечно, таких успехов на сценарном поприще не добился. Он сделал комедии, которые по 4 раза в год смотрит вся страна уже 40 лет, поэтому надо умудриться так попасть в народ.
— Бытует мнение, что сатирики дома совершенно скучные, невеселые и ненаходчивые. Что думаешь?
—  Я не знаю, вообще, какие люди дома. Я целыми днями занимаюсь придумыванием юмора или это все на съемочной площадке пытаюсь регулировать, и мне уже дома веселиться, в принципе, не особенно хочется. Я пришел к себе домой и живу тихонечко, в себя прихожу. Наверное, да, соглашусь — сатирики и юмористы вяленькие в жизни. Хотя не все. Вот Ваня Ургант очень живой всегда. Но и он не сыпет так шутками, когда с ним просто в жизни общаешься. Потому что ему это нафиг не надо. Если мы приятельствуем, мы будем скорее говорить о каких-то вещах, которые нас действительно волнуют и шутить при этом не будем. Юморист — это тоже работа. Я в жизни, например, могу в каком-то месте промолчать, а вот на людях — пошучу.
— В каком возрасте твоя шутка впервые выстрелила? Тебе шутки помогали в юности?
—  Я помню, как к нам во двор приходил парень на 4 года меня старше, который очень смешно шутил, как мне тогда казалось. На самом деле он не очень смешно шутил, но мне тогда казалось, что очень. У него какие-то присказки были, и ему кто-то сказал: «А, вдруг», а он в ответ: «Вдруг бывает только «пук». Я был в третьем классе и меня это так порвало! Просто в такие клочья! Я валялся часа три смеялся, потом ходил это долго повторял, потом родителям рассказал. Они на меня посмотрели так, сдержанно. И этот парень меня настолько потряс, что он так шутит смешно. И я тоже захотел все время смешно шутить. И потом я в школу пришел, и с нового учебного года я начал шутить… как я думал тоже смешно. Но было не особо.

Вообще, я не сразу выбился в хорошие шутники. Меня каким-то клоуном считали. Вот в школе же была тема «паясничать». Все постоянно говорили: «Слепаков опять паясничает» или «Слепаков — шут гороховый».
— Обидно было?
—  Да нет, почему-то не обидно было. Смысл слова «паясничать» я, вообще, не понимал тогда. Вроде что-то с негативом произносится, но меня это не задевало. А потом я наловчился, видимо.

Но, ты знаешь, в жизни я же не очень смешно шучу. В режиме шутки я плохо работаю. Вот Мартиросян, Светлаков, Ваня Ургант они в режиме шутки прям существуют. А я — нет. Я даже специально так не хочу делать. Я стараюсь, в основном, быть обычным человеком, но если какую-то мысль сформулирую, могу сказать. Быстро шутить не пытаюсь. Юмор на скорость — не мое.

Есть острословие и есть остроумие. Острословие, это когда ты на каждое слово можешь что-то сказать. А остроумие — это если, вдруг, у тебя получится действительно сформулировать интересную мысль. И я стараюсь эти мысли формулировать. Формулирую не быстро.
— Давай поговорим, про твой приезд в Москву. Ты приехал из Пятигорска, когда тебе было 26 лет. Это был осознанный выбор, зрелая личность. «Не мальчик, но муж». Или нет?
— Я был алкоголиком.
— В 26 лет?!
— Да. КВНщиком и алкоголиком, который, к тому же, был очень толстым и беспокойным. Я пил, курил и совершенно не знал, что мне делать. Я просто поехал в Москву, потому что мне Мартиросян (прим.ред. Гарик Мартиросян) сказал: «Давай, приезжай, будем писать КВНщикам шутки». И Светлаков (прим. ред. Сергей Светлаков) тоже приехал под эту тему. Мартиросян уже тогда жил в Москве и нашел мне квартиру, которую я впоследствии купил. Однушку на Пресне. Я там прожил несколько лет.
— Какие были впечатления от столицы? Может страхи, разочарования от большого города, другого ритма жизни?
— Мне очень понравилось в Москве, потому что я был склонен к вредным привычкам. У меня было много свободного времени и много сил, поэтому я все время ходил по каким-то барам, клубам, веселился и тусил.
— У тебя образ приличного парня в «Сборной Пятигорска», так и не скажешь, что ты был разбитной гуляка.
—  Ну, клубы в меньшей степени, но веселиться я очень любил. У меня же тогда только деньги появились, до этого их не было. А тут появились, хоть и не большие, но все-таки деньги.

Москва, вообще, располагает к разгулу. Это потом я уже вешаться начал от Москвы. Для меня Москва — это место, в котором я всегда как-будто в командировке нахожусь. Я не понимаю, как мне здесь расслабиться. Если у меня выходной, я, вообще, не знаю что мне делать. Мне проще на диване пролежать весь день. Я не знаю куда идти, где погулять. Тут все по-другому.

Вот в Пятигорске выходишь из дома, и через 5 минут ты уже поднялся в какие-то горы, в лес забрел, можешь сидеть с бутылкой пива на скале, смотреть вниз на город. Мы с друзьями там много гуляли и гуляем, когда сейчас приезжаем. А в Москве я не знаю, куда мне пойти: есть какие-то три парка, в каждом из этих парков по 700 000 человек, толпы народа ходят, безумные расстояния — чтобы поехать отдохнуть, надо пробираться туда по пробкам. И десять раз думаешь, прежде чем куда-то поехать.
— Возвращаясь к твоей КВНской юности. Ваша команда был супер-популярна. Тем не менее, во время игр, случались курьезы и ляпы? И были ли моменты, когда ты понимал, уже стоя на сцене, что вы облажались? Что-то пошло настолько не так, что даже Игорь Верник в жюри не смеялся.
— Курьезы бывают, когда ты текст забываешь и все стоят как дураки в этот момент. У меня бывало перед играми переутомление и я забывал текст. А так, это же все самодеятельность, могла какая-то фигня пропасть перед выходом на сцену или мини-диск полетел. Раньше же все фанеры запускались с мини-диска. На самом деле, это все страшный сон. Кто-то не приехал, не пришел, какая-нибудь черная шапка пропала, в которой кто-то выйти должен. Выкручиваешься как можешь.

Я все время вспоминаю историю, когда какая-то армянская команда КВН придумала номер, они приехали из маленького армянского городка, это была их первая игра, в Петербурге, в лиге «Балтика», ее еще Ваня Ургант вел. И у них был номер — они подвесили к куриных тушкам лески, как к куклам, и типа они должны были дергать за веревочки, а курица должна была танцевать. Но почему-то они купили живую курицу и убивали ее прямо за сценой. Причем, они не могли ее убить сразу, курица убегала от них, кровоточа отрубленной головой.

Потом я еще помню, как однажды команда с Северного Кавказа, не помню из какой республики, побила за кулисами человека, который на сцене забыл текст. Причем, избивали его страшно, а перед этим пели на сцене добрую песню. Мы как раз следом выходили и видели это все, весело было.

Еще смешной курьез был. Знаешь, когда мужчины иногда заправляют шнурки в носки?
— Никогда не видела.
— (Прим. ред. Семен пытается показать, как шнурки прячут в носок)
Мой со-командник Давид Мурадян так всегда делал и я прикалывался над ним и говорил: «Зачем ты это делаешь, что за странная привычка!». И вот мы на КВНе, как-то стоим за ширмой, там щелочка и видно зал. В зале сидел Путин, это был 2004 год, и мы в эту щелочку смотрели на Путина. Интересно же, делать нечего, ждем своего выхода и смотрим. И я вижу, как у Путина немножко брюки приподнялись, и у него шнурки заправлены точно так же как у Давида. И тут Давид ко мне поворачивается и говорит: «Вот, Сенька, ты видишь! А ты мне говорил!»
— Сейчас ты перешел на тренерскую работу — жюришь шутки молодых комиков во многих шоу. Скажи, юмор 10 лет назад, условно, и сейчас очень отличается?
— Юмор меняется, поскольку меняется время. В 90-е годы, когда распался Союз все шутили про политику, потом все шутили про пьяного Ельцина, и, кстати, Ельцин всегда позволял это делать. У него было в этом плане демократическое самоощущение. Когда мы играли, политика немножко отошла на второй план, поспокойнее было. Сейчас опять времена изменились, теперь мы живем в «кольце врагов», и людям обязательно нужна шутка: если вдруг что — мы ядерную бомбу вытащим.
— В 80-е годы была популярна программа «Вокруг смеха», где выступали звезды того времени: Хазанов, Задорнов, Альтов, Арканов, Горин. Это был интеллектуальный, интеллигентный юмор. И потом появился «Аншлаг» с совершенно другим стилем и персонажами. Сейчас у нас юмористов как грязи — на каждом телеканале свое шоу, не всегда смешное. Не осталось табуированных тем, нет цензуры. Мы шутим про всех и вся. Что будет с этим жанром дальше? Когда перешутят все темы про ЭТО, про геев, власть и др.
—  Все темы перешутить невозможно. Темы всегда будут одинаковые. Все люди на протяжении многих веков смеются над одним и тем же. Шутки про геев и про политику были и при Цезаре. Деньги, секс, политика. Всё. Это три темы, над которыми всегда люди будут смеяться, потому что это непосредственно то, что на их жизнь влияет. Это всегда болевые точки и они останутся неизменными.

Другое дело, КАК это высмеивается. В Советском Союзе считалось наиболее правильным это делать изящно, тонко, интеллигентно. Да, и в КВНе так до сих пор. Но из-за того, что появился интернет, очень много на людей вывалилось жизни. Люди видят некоторые вещи, происходящие в реальности. Начиная от серьезных и заканчивая смешными. Условно, серьезное — тебе могут показать убийство скрытой камерой, а смешное — это уже не фильм, в котором мужик смешно упал, а реальный мужик, который смешно упал. И это будет в 10 раз смешнее, чем если это придумано. Этот юмор бесцензурный. Потому что-то слово, которое мужик говорит, когда падает на жопу, подскользнувшись, в реальной жизни — оно не запикивается, оно не пишется авторами, оно как в жизни. А творчество, вообще, построено на имитации жизни.

Поэтому в интернете и везде появляется такое количество достаточно жесткого материала, с матом. Искусство не может делать вид как будто этого не существует. Люди мне часто пишут: «А нельзя ли без мата?» Я их хорошо понимаю, но иногда нельзя. Игнорировать это невозможно, ты тогда будешь казаться слишком причесанным. Хотя, когда получается делать тонко и без крепкого словца — это наверное и лучше.

Я очень люблю Михаил Михалыча Жванецкого, хотя сам был на его концерте последний раз лет 10 назад. А вот мои мама с папой регулярно ходят. И мама часто говорит, что Жванецкий хулиганит на концертах, может и матерок какой-нибудь выдать.
— Как ты относишься к шоу «Кривое Зеркало»?
— Я тебе скажу так, я не могу к ним никак относиться, потому что я эту программу никогда не смотрел. Но пару раз я видел какие-то номера, и они были, мягко говоря, не очень смешными. Либо корректнее будет сказать: рассчитанные на определенную зрительскую аудиторию, вкус которой не совпадает с моим.
Что должно произойти в стране, чтобы «Петросян-шоу» перестали показывать по одному из главных федеральных каналов в прайм-тайм? Ничего личного, просто хочется видеть новые лица.
— Этот федеральный канал является заложником своей зрительской аудитории. Думаю, они смотрят на рейтинги. Есть некое количество людей, которые смотрят этот канал, средний их возраст колеблется от 50 до смерти. И они смотрят эту передачу, они привыкли к этим людям, они с ними живут лет пятнадцать, они их впустили в свою жизнь. Они регулярно смотрят эту программу, смотрят рекламу и, соответственно, это будет востребовано. Это бизнес. Нельзя к этому относится иначе, чем к бизнесу. А почему на этом же канале показывают, с моей точки зрения, довольно странные сериалы? Про женщин, которые беременеют, едва сойдя с поезда и дальше живут сложной жизнью, пока не встретят принца… который часто очень плохо играет.
— И называется это кино как правило «Золотые бусы судьбы» (прим.ред. все совпадения случайны)
— Да, «Глаза как озера» и прочая хрень. Материал снимается такой 20, 34 минуты в день выработка. Это очень много. Но опять же, моя бабушка — Эсфирь Иосифовна, ей 87 лет, и она, вообще, не глупая женщина, но она смотрит эти сериалы. Я говорю: «Бабушка, почему ты это смотришь?» Отвечает: «Я хочу что-нибудь доброе, чтобы я чуть-чуть попереживала, но в конце все было хорошо». Получается, в нашей стране ей не предоставлено пока альтернативы.
— Ок, вы бы пригласили Евгения Петросяна в Comedy Club?
— Я на самом деле к Евгению Вагановичу отношусь с уважением, скажу честно. Во-первых, он — пожилой человек. А я ко всем пожилым людям отношусь с большим уважением. Во-вторых, я помню, что когда-то давным-давно он был довольно смешным дядечкой, который веселил людей в конце 80-х — начале 90-х. Все, что происходит потом… ну, существует расцвет карьеры, существует закат. Я не отношусь к тем людям, которые не упускают возможность его пнуть. Для меня он шутит себе и шутит, ну разберутся там без меня, насколько качественно он шутит или некачественно. Но еще раз повторюсь, это не мой юмор и для меня этого всего не существует, поскольку моя жизнь ушла, видимо, далеко вперед по сравнению с жизнью, о которой шутят там. Жена-теща, а-ха-ха, о-хо-хо…
—  Что ты почувствовал, когда тебя самого впервые позвали в жюри КВН? Позвонил родителям или друзьям поделиться радостью, похвастаться?
—  Я почувствовал себя очень взрослым в тот момент (Вздохнул). Подумал: ну, неужели я уже такой дядечка, что пойду сам в жюри. Понимаешь, я был скромным пятигорским мальчиком, который Москвы боялся, и члены жюри мне казались тогда какими-то недостижимыми, наидостойнейшими. Потом я уже понял, что и среди них тоже попадаются такие товарищи, которые не особо в юморе петрят.

Конечно, я сейчас ставлю себя на место КВНщиков и они на меня смотрят уже по-другому. Но я все равно попроще, я же сам такой был. Мы с ними иногда побухиваем после игр, особенно на фестивалях каких-то, и я им пьяный рассказываю с очень мудрой рожей, что «Вы не должны размениваться!». Они покорно меня слушают, потому что, ну, как они уйдут? я же — член жюри, я же судить их буду в следующий раз (Смеется).
— Мы находимся в твоем офисе, как тебе кабинетная работа? После гастролей и разъездов
—  Обожаю! Это мое самое комфортное состояние: проснуться часиков в 10 утра, к 12 приехать на работу, в офис, в котором у меня все есть, все под рукой и спокойно здесь работать. (Прим.ред. У Семена очень стильный кабинет).
Я стараюсь избегать гастролей, для меня это невыносимо. Я там и начал спиваться, потому что это так однообразно. И физически утомительно. Ты все время либо трясешься, куда-то едешь, либо в какой-то гостинице пытаешься уснуть, либо горячей воды нет.

Даже сейчас, когда у меня комфортные условия, я ездил 2 года назад на гастроли, и я задолбался, честно говоря. У нас огромная страна и ты либо едешь на поезде, либо на машине. Я понял, что не готов. Я бы в этих городах (Прим ред. гастроли по Сибири), проводил бы с удовольствием по три дня, чтобы я мог посмотреть как там люди живут, достопримечательности, и тогда было бы хорошо. Но вот этот темп гастрольный… не знаю, как артисты это выдерживают.
— Ты — сценарист и продюсер многих успешных сериалов на ТНТ, какие ключевые темы хорошего сериала, на твой взгляд? О чем должно быть смешное кино?
— Смешное кино, конечно, должно быть смешным. Мы уже говорили про три болевые точки: секс, политика и деньги. И любовь в каком-то виде обязательно должна присутствовать. Люди все равно хотят любви, от этого никуда не денешься.
— Представь, тебе поступает звонок с предложением стать министром культуры РФ? Что ты ответишь? Вообще, у тебя есть тяга к чиновничеству?
— Ни за что не стану. Во-первых, это должность все-таки не творческая. Министр культуры, как мне видится, занимается организационными вопросами. Во-вторых, я люблю что-то производить и генерировать, а не распределять это и каким-то образом упорядочивать и контролировать. Ну, а в-третьих, мне кажется, наша культура в ужасном сейчас состоянии находится и как действовать для того, чтобы эту культуру привести в состояние нормальное, я не знаю. Может я бы и мог что-то сделать, но это очень сложный вызов, на который надо будет тратить неизвестно сколько времени и еще сколько получить за это пенделей.
— Москва — твой город для жизни? Ты бы мог переехать в Питер или Нью-Йорк? Или на юг Франции, пить пастис в марсельском порту?
— Не люблю пастис, кстати. Я хочу находиться там, где я нужен. Если в данный момент во мне есть какая-то необходимость в Москве, то я бы предпочел здесь оставаться. Если бы, вдруг, случилась интересная история в Нью-Йорке или в любом другом месте, то я бы туда направился с удовольствием. Так просто где-нибудь купить домик и там жить — не моя тема. Все-таки я люблю находиться в гуще событий. Люблю держать руку на пульсе. Да и, вообще, Россию я люблю, честно говоря.
— Где работа, там и жизнь?
— У меня работа и есть жизнь.
— У Семена Слепакова есть райдер?
— Есть, конечно. Когда встал вопрос о том, что я гастролирую, у меня директор был Леша Новацкий, я ему сказал: «Возьми райдер у „Прожекторперисхилтон“ и перекопируй мне». У меня в райдере стоит: машина представительского класса, гостиница 5 звезд, ну, и всякие приличные вещи, чтобы меня хорошо возили, встречали. (Улыбается). Еще у меня была раньше в списке бутылка виски Macallan 18-летний, я его отпивал вот столько (Прим ред. Семён показывает #надонышке), и забирал домой. У меня до сих пор дома бутылок двадцать чуть-чуть отпитого Макаллана стоит. Не знаю, что с ним делать. В итоге я отменил это условие. Мне стало как-то стыдно просить этот Макаллан, все же видели, что я его до конца никогда не допиваю. И попросил, чтобы клали российский сыр и докторскую колбасу. Беспроигрышный вариант.
— В какой рекламе ты точно никогда не снимешься?
— Я написал в Инстаграм недавно стих про свечку, и на меня немедленно вышла фармацевтическая компания, которая захотела этот стих взять за основу своей деятельности. Предложили мне какую-то сумму денег, но я не согласился пока что. Может быть, денег мало предложили. Ядерное оружие бы еще не стал рекламировать. (Смеется)
— Что делать девушке, если ее парень не смешно шутит?
— Речь идет о назойливом придурке или парень все-таки понимает, что он не смешной?
— Это о тех самоуверенных типах, которые шутят на грани фола.
—  Можно пару раз сказать, что тебе это не нравится. Но, вообще, ничего с этим не сделаешь и это первый звоночек, что, возможно, вы не должны быть с этим человеком. Хотя, я много таких пар видел, где муж шутит как дебил, а жена при этом просто закатывает глаза.
За кадром
На концерт какого музыканта ты пойдешь? Не по приглосам, а сам купишь билеты
Мечтал на Prince сходить, был на концерте Джордж Майкла.
На Стиви Уандера и Стинга еще бы сходил. На Muse, Роберта Планта

Ты сейчас успешный обеспеченный человек, как ты заработал первые деньги?
В детстве летом продавал мороженое. Переводчиком французского языка еще подрабатывал.
Кстати, перевел для клиента инструкцию ружья на французский.

Приближаются елки, кем ты был на новогоднем утреннике?
Мушкетером, с белым крестом и в шляпе с пером. Еще Мойдодыром был в кукольном театре.

Твои топ-3 фильмов на 1 января, для празднующих на диване?
Остин Пауэрс, три части.
Поделиться с друзьями:
Читайте также:
С чего начинается утро бариста и какой кофе выбрать для первого свидания
Рассказывает Настя Годунова
Как стать своим на Бали, почему приставка DJ устарела, и причем здесь Игорь Корнелюк
Дима Арутюнов рассказывает о любви к музыке
О режиссерском драйве, как снять хороший триллер, и почему актерство — это скучно
Рассказывает Александр Домогаров-младший
Новый подкаст:
№ 8: Как начать писать и не бросить
Рассказывает Лена Сахарова