Простая школа: место, где сложное и высокое становится ближе







Есть ли у творчества преграды, как научиться рисовать и почему скульптура и музыка помогают лучше понять фактуры

Простая школа: место, где сложное и высокое становится ближе









Есть ли у творчества преграды, как научиться рисовать и почему скульптура и музыка помогают лучше понять фактуры
Как давно вы испытывали прилив вдохновения? А пробовали рисовать когда-либо или вам кажется, что это «не про вас»?

Рисование — чудесный творческий процесс, который способен пробудить фантазию и подарить множество идей. Творить понемногу для хорошего настроения и появления новых нейронных связей, будет полезно каждому из нас. А если делать это в пространстве, где каждый сантиметр пронизан вниманием и творчеством, а основатели заботятся об учениках настолько, что наладили производство ортопедических подушек, то можно стать настоящим художником.

Герои этого материала, Дима и Никита, создали удивительный проект — художественную школу в самом сердце Москвы. Назвали проект очень скромно — «Простая школа». Читайте и решайте для себя, правда ли искусство — это настолько просто?
Интервью провела
Как всё начиналось? Почему вы избрали именно художественное направление для дела жизни?
Дима: Мы не выбирали, оно само нас выбрало. Вначале тебе с детства нравится рисовать, потом ты идёшь в художественную школу, потом в художественный институт — везде рисуешь. Вот и «дорисовались» до школы. Вообще, в детстве я не планировал стать художником или преподавать в школе, просто у меня семья художественная и рисовать я люблю (Улыбается).

Никита: Я закончил художественную школу, но мои родители никак не связаны с искусством, просто интеллигентные люди. Поэтому, в детстве часто бывал в музеях, ничего оттуда не вынес, но знал имена. Лица рисовать у меня не получалось и я рисовал мотоциклистов в шлемах или штрихами, вот такой выход из из положения (Улыбается). В художественной школе занимался у очень хорошего преподавателя, Михаила Бабенкова, а сейчас он у нас преподает. Вот такой удивительный ход жизни.
А как вы познакомились и когда решили открыть свою школу?
Дима: Мы с Никитой вместе учились в Строгановке, с разницей в год. Там познакомились и сдружились. Можно сказать, что строить «Простую школу» мы начали в далёком 2004 году. Изначально вели факультатив набросков в Строгановке, потом сняли свою мастерскую, вели рисунок там, а в итоге, потихоньку получилась целая школа.
Здорово! Кто приходил рисовать на ваш кружок в Строгановке? Студенты младших курсов или однокурсники?
Дима: Хочу сказать, что факультатив набросков в Строгановке открыли не мы, он был и в 50-х годах в том или ином виде. Я же к нему прикоснулся, когда был лаборантом. Вначале просто помогал с подготовкой аудитории, а занятия вели другие преподаватели. Через два года мы с Никитой взяли ответственность за эти занятия на себя. Стали их подготавливать, улучшать, потому что были большими энтузиастами этого дела.

Ходили студенты всех курсов и вся рисующая Москва, потому что у нас были хорошие модели и большая аудитория. Пока в Строгановке не установили турникеты, приходили даже из других ВУЗов и просто художники. Максимум на занятии бывало около двухсот человек.
На наши занятия приходили студенты всех курсов и вся рисующая Москва, потому что у нас были хорошие модели и большая аудитория.
Что получалось легко или наоборот, заводило в ступор при основании «Простой школы»? Что было самым сложным?
Дима: Сложности были, но, в основном, бытовые. Всё остальное легко давалось, потому что мы делали для себя. Сами рисовали, создавали среду, в которой нам было бы хорошо, и смотрели, что можно сделать ещё лучше. Повышали активность, аккуратность, опрятность, чёткость всего этого дела.
Чем вдохновляетесь в обычной жизни?
Дима: Я не очень люблю слово «вдохновляться», оно размытое. Меня радуют и интересуют разные вещи. Любые наблюдения, моменты, когда я уделяю внимание людям, выставки, погода. Меня интересуют вещи, связанные с изобразительным искусством — композиция произведения, его пластика, воздействие на зрителя, технические тонкости. Всё это накапливается в голове и даёт «выхлоп» в области личной рисовальной практики или идей для новых занятий.

Никита: Всё абсолютно, каждая секунда жизни. Никогда не знаешь, что станет следующим толчком, что ты увидишь, услышишь и чем вдохновишься. Точно могу сказать, что меня сильно вдохновляют совместные действия.
Взаимодействие и энергообмен вдохновляют, согласна. А бывали необычные места, где приходилось рисовать или заниматься творчеством?
Дима: Одного самого необычного не назову, их много. Мы рисовали на крыше дома Наркомфина, в ангаре со старой техникой, в Музее индустриальной культуры и в подъезде роскошного дома в Тбилиси, партизански туда забравшись. У каждой этой истории своя особенность, и я не могу выделить одну как самую-самую.
Мы рисовали на крыше дома Наркомфина, в ангаре со старой техникой, в Музее индустриальной культуры и в подъезде роскошного дома в Тбилиси
Чтобы заниматься у вас, обязательно ли быть человеком творческой профессии? Люди каких профессий в основном приходят на занятия?
Никита: Разные люди. В группах у нас очень большой процент людей, которые переквалифицируются, ищут что-то новое в своей жизни или развивают параллельное направление, делая его равноценным с основной работой.
Какие основные направления у занятий в «Простой школе»?
Никита: Изначально были графика, академический рисунок и академическая живопись. После объединения в одно помещение, у нас сильно прибавилось направлений. Сейчас основные направления — это графика, живопись и скульптура. В очень разных прочтениях: графика — это и академический рисунок, и мастер-классы по иллюстрации, и печатная графика, и комикс, и китайская живопись. В живописи у нас тоже есть разные направления, например, академическое, которое ведут разные преподаватели: Женя Дёмина и Михаил Маркович Бабенков. Направлений много, и даже в одном могут быть разные акценты и разные ведущие — занятия никогда не бывают одинаковыми, они всегда с разными задачами, упражнениями, итогами.

Из нехудожественного у нас есть тайцзи — это что-то вроде китайской гимнастики. Практика для всех: преподавателей, студентов, сотрудников, чтобы поддерживать телесную культуру и учиться работать со вниманием. Сейчас мы ещё занимаемся развитием гитарного ансамбля.
Гитарный ансамбль? Интересно! Репетиции проходят в школе?
Никита: В самой школе — редко. Зато периодически мы здесь выступаем. Для репетиций у нас есть секретное место (Улыбается). Играть в ансамбле может каждый желающий, особенно мы рады нашим ученикам. Занятия музыкой положительно сказываются на способностях к рисованию и полезны для общего настроения.
Видела в соцсетях, что в школе есть скульптуры. Это отдельный курс?
Никита: Да. По субботам в школе проходят занятия по скульптурной практике. Скульптура сложнее, чем рисунок и она требует больше оборудования, места для хранения… Кроме скульптуры, у нас есть курс «Бумагопластика», своего рода макетирование. Этоя к тому, что мы не так уж сильно привязаны к материалу. Когда нужно, переходим от одного к другому.

Если преподаватель на курсе рисунка видит, что нужна скульптура, то делаем для группы несколько занятий по скульптуре. Так мы лепили мимику, череп, голову, — это помогает в живописи, переплетение разных подходов обогащает, безусловно.
Короче говоря, в «Простой школе» можно многому научиться: рисовать, лепить, играть на гитаре… что ещё?
Дима: Всё, чего нам не хватает, мы стараемся делать здесь. В «Простой школе» всё сходится в одну точку.
А кто ведёт занятия? Художники с образованием или самоучки?
Дима: Первые несколько лет к нам просто приходили люди, которые были нам близки или рисовали у нас, в общем, были созвучны нам. Сейчас круг преподавателей стал значительно шире. Это очень разные люди: и профессионалы, и наши ученики, и свободные художники. Мысль такая, что искусство и его преподавание не ограничивается одним подходом. Если ценные для тебя вещи собрать под одной крышей, то они будут друг друга поддерживать, обогащать и получится новый язык для обучения и творчества. В «Простой школе» так и есть.
Если ценные для тебя вещи собрать под одной крышей, то они будут друг друга поддерживать, обогащать и получится новый язык для обучения и творчества. В «Простой школе» так и есть.
Делают ли студенты совместные творческие проекты?
Никита: Да, иногда группируются и организовывают маленькие художественные сообщества. Мы в школе прежде всего формируем благоприятную атмосферу. Eё неизбежным итогом является общение, а итогом общения становится совместная работа по интересам.
А вы сами ведёте какие-то занятия?
Никита: Дима ведёт, я — только ансамбль. У Димы три группы в оффлайн-режиме, две группы рисования человека, графическая мастерская по рисованию всего в принципе и онлайн-занятия. Ещё недавно был курс по колористике.
Учиться рисованию онлайн — несколько необычно. Давно ли вы запустили это направление и насколько оно успешно?
Дима: Запустили не так давно, но развивается успешно, хоть я в этом и сомневался. Потому что многие упражнения, помимо общей методики, завязаны на внимании к отдельному человеку. Было непонятно, как поддерживать индивидуальную корректировку каждого ученика, если ты не видишь людей перед собой. Оказалось, это работает хорошо, если выстроена система сообщений «вопрос-ответ», есть чёткие временные рамки выдачи и сбора заданий, обратной связи от ведущего. Поэтому, результаты занятий в режиме онлайн точно не хуже, чем в оффлайн. Отдельный плюс в том, что в занятиях онлайн могут принимать участие сильные ребята из разных стран и городов, получается большой коллектив авторов, и вся группа растет в онлайн-пространстве. В оффлайне так даже и не получилось бы.
Приходить рисовать могут только взрослые или дети тоже?
Дима: В школе есть детская группа. Ученики от 7 до 13 лет — такой средний возраст, когда ребёнок может осознанно придумывать и учиться технологическим вещам, и ему пока ещё не нужно готовиться к ВУЗу. Развивающие занятия ведёт Аня Власова, с которой мы знакомы очень давно. Она как раз пример человека с техническим образованием, который за шесть лет вырос в преподавателя и художника с узнаваемым почерком.
А для тех, кто хочет научиться рисовать «с нуля», есть курсы?
Никита: Да. Для тех, кто пока совсем не умеет рисовать, есть курс «Начала рисунка» и практика: короткий рисунок и наброски. Плюс у нас есть группы начального цикла и группа выразительных средств графики. Ещё есть курс «Верная линия», на котором ученики ставят себе руку, пишут такие своеобразные прописи.
Какой курс самый короткий?
Дима: Курсы есть от одного занятия, например, мастер-классы. И дальше со всеми остановками — есть курс на четыре занятия. Семь — это уже большой курс. Последовательность курсов образует большую связанную тему — цикл. Например, цикл курсов «Человек за полгода». Можно полгода детально учиться рисовать человека: интенсивное рисование фигуры, академический рисунок фигуры, рисование портрета, кистей и жестов, рисование многофигурной композиции и последняя часть — одетая фигура и костюм.
Знаю, что вы наладили производство ортопедических подушек, когда заметили, что у некоторых студентов имеются проблемы с осанкой. Такая забота восхищает. За что вас благодарят чаще всего?
Никита: Первое — за хорошую атмосферу. Это самое частое, что говорят в разных формах. Второе — за внимание и серьёзный подход. Третье — за структуру занятий оффлайн и онлайн, за то, как мы продумываем занятия, готовим материалы. Когда человек видит, что у него получилось то, что до этого не получалось, он понимает, что это благодаря хорошо продуманной структуре занятий. Короче говоря, мы внимательны к мелочам, наверное, это и даёт ощущение заботы. Мы же стараемся делать так, как должно быть.
Даёт ли школа рекомендации или дипломы тем, кто оканчивает курсы?
Дима: Выдаём и дипломы, и рекомендации, если нужно. Но самое главное, на чём мы фокусируемся, это чтобы во время обучения человек действительно получил набор знаний, которыми сможет пользоваться. Они куда важнее формальной бумажки.
Во время обучения мы фокусируемся на том, чтобы человек действительно получил набор знаний, которыми сможет пользоваться. Они куда важнее формальной бумажки.
Поделитесь секретными планами на будущее?
Дима: А секретов никаких нет. Мы всегда планируем крутые курсы (Улыбается). Например, сейчас в школе идёт международный фестиваль посвящённый моку-ханги — японской гравюре на дереве. Выставка, мастер-классы. Событие связано с годом Японии в России. Параллельно есть ещё курсы, оффлайн и онлайн, то есть школа работает плотно и постоянно. Второго филиала открывать пока не планируем, за границу уезжать — тоже. Приходите учиться рисовать!

«Простая школа» на фейсбуке и в инстаграме

Поделиться с друзьями: