Моя Япония

п
обег в сторону счастья




Иду по тропинке, которую увидела случайно — её нет на гугл-картах. Вокруг никого, но лес полон жизни. Я слышу стрекот со всех сторон. На улице +36 по Цельсию. Выхожу к океану. Япония — остров вулканический, поэтому на пляже тёмный-тёмный песок, много гальки и ракушек. Сажусь на высохшее бревно и долго смотрю на закат. Я на полуострове Миура и я абсолютно, окончательно и бесповоротно счастлива.
Алиса Рекунова
Автор материала
Инстаграм и Фейсбук Алисы
Япония — страна, побывать в которой я мечтала, наверное, всю жизнь. С самого детства я смотрела аниме, еще в девяностых по телевизору, а первый раз начала учить японский язык во втором классе.

Я с завистью смотрела, как другие летают и привозят сувениры. Искала возможности, но билеты были слишком дорогими и я не могла их себе позволить. Поездка в Японию казалась мне чем-то удивительным и недостижимым, но прошлым летом мои старания увенчались успехом и меня пригласили в летнюю школу в Токио (позже поймёте, почему я не говорю её названия).

Я не верила своему счастью! Мне предстояло провести почти три недели в стране мечты, а знакомить меня с ней будут настоящие японцы. Ну разве так бывает?

Летняя школа
Моя радость немного утихла, когда вместо желанного Киото — это красивейший город и бывшая столица Японии, меня определили в семью из Нагои. Ну что ж, ладно, всё равно я лечу навстречу своей мечте.

Нас встретили и разобрали кого куда в японские семьи. У девушки, с которой я должна была жить, оказалась потрясающе гостеприимная мама, а уж какие вкусные креветки они приготовили!

На следущее утро выяснилось, что по правилам школы проживание в семье длится всего одну ночь, а дальше мы перемещаемся в другое место. И больше никаких вечеров с японцами. Шок, конечно. Пришлось быстро-быстро собирать чемодан и ехать на вокзал. Мы встретились с группой и кураторами, обсудили дальнейший план, который включал в себя проживание в хостеле, номер которого рассчитан на 6 человек, активитиз, зарядку в восемь утра, обсуждения и тимбилдинги до позднего вечера.

Услышав всё это, я поняла, что не хочу две недели прожить в маленькой комнате с толпой. Так толком и не увидев страну, о которой мечтала почти всю сознательную жизнь.

И я сказала организатору, что у меня внезапно появились другие дела и я должна уехать. Да, врать нехорошо, но как же приятно было просто взять чемодан и пойти на автобусный вокзал! Я купила билет в Киото.
И вот я одна в стране, о которой столько читала, но о которой странным образом знаю так мало. Наверное, так и бывает — в теории и на практике вещи очень сильно отличаются.

На каждом перекрестке вырастают верхушки пагод. Я захожу во дворы храмов, умываюсь их ледяной водой. Небо иногда кажется белым от жары. Я хочу успеть везде, увидеть всё-всё-всё. Но у меня всего три дня, и этого ужасно мало для Киото.
Киото
По пути в Киото на Букинге я нашла хостел в японском стиле, который стоил 17 евро за ночь. В номере я жила одна.

Бросила вещи, полежала, немного мучаясь чувством вины за то, что слиняла из летней школы. Пойду-ка на улицу! Солнце уже садится, должно стать прохладнее.

В Киото небоскребы соседствуют со старыми деревянными храмами, эта картина навела меня на мысли о японской концепции ваби-саби. Иероглиф ваби означает «непритязательную простоту», а саби «налёт старины; умиротворение одиночества». Но это понятие гораздо шире. Ваби-саби означает совершенство в несовершенном мире, умение отпускать ненужное, принятие неудач и умение ценить момент, в котором ты находишься в данный момент.

И в тот момент я поняла, что не могла — и не хотела — быть где-то в другом месте с кем-то другим. Мне нужно было время с собой и для себя. Раньше я не позволяла себе расслабляться, но в тот момент я чувствовала себя свободной. Умиротворенной. Я сделал так, как хочу.

В последний день в Киото я побывала в бамбуковом лесу, в парке, где живут мартышки, и в золотом храме, о котором писал Юкио Мисима. И словила «солнечный удар». В автобусе я ехала еле живая, мне даже уступили место, хотя в Японии, насколько мне известно, это не принято.

Самым сложным было продумать мой новый маршрут на две недели и при этом не потратить все деньги. Я хотела обязательно побывать в Токио, на полуострове Миура и рядом с Фудзи, а остальное было опционально. И тогда я решила заняться аниме-туризмом.
Токио, Хаконе и Йокосука
В Токио я закупилась в квартале Акихабара, где продают мангу, фигурки, костюмы и прочий мерч. Чтобы понимать масштабы бедствия: в Японию я уезжала я с чемоданом, который весил 10 кг, а когда возвращалась, он весил все 20. Зато теперь у меня плюс несколько артбуков и томов манги моих любимых авторов.

После Акихабары я зашла в магазинчик, посвященный аниме и манге «Сейлор Мун», а потом обошла все места, связанные с этим аниме: метро Азабу-Дзюбан, торговый квартал Дзюбан, парк Арисугава, оба храма Хикава, даже нашла школу, в которой учились главные героини. Фотографировать её не стала — испугалась серьёзного охранника, который страшно на меня косился (и дело не в разрезе глаз).

Затем я поехала в Хаконе — город-прототип Токио-3 из сериала и фильмов «Евангелион». Оттуда как раз можно посмотреть на Фудзи и побывать на горячих источниках, куда пускают даже с татуировками (а у меня они на видных местах).
Скажу честно, что Токио показался мне наиболее скучным городом из всех, в которых я побывала. А больше всего мне понравилось в Киото и в Йокосуке, что на полуострове Миура. Но если про Киото все знают, то полуостров Миура, который всего в двух часах езды от Токио, практически неизвестен.

Я бы и сама про него не узнала, если бы не манга «Путевые заметки о поездке в Йокогаму за покупками» (она же Yokohama Kaidashi Kikou, она же Yokohama Shopping Trip).

«Путевые заметки о поездке в Йокогаму за покупками» это не про шоппинг. Это манга (и двухсерийный аниме-сериал) про уютный постапокалипсис, когда цивилизация медленно подходит к своему закату, города постепенно тонут в океане, а старые дороги заносит песком. В манге практически нет сюжета. Просто время идет, люди взрослеют, стареют, умирают, а мир тонет в океане. Действие манги происходит именно на полуострове Миура. И когда я приехала туда, я поняла, что автор имел в виду. Миура — это место, где время остановилось. Кажется, что так город мог выглядеть 30 лет назад. И так же он будет выглядеть еще через 30 лет.

А ещё я была единственной неяпонкой на острове, и там никто не говорит на английском.
Начинаю узнавать иероглифы, понимать речь, привыкаю к другому пространству, даже к влажности и жаре.

Японские школьницы проходят мимо меня, смотрят на мои светлые волосы и кожу, которая практически никогда не поддается загару. Одна из них говорит: «Kirei». «Красивая». В тот момент все сомнения в своей внешности, приобретенные мной за многие годы, рассеиваются. Я и правда верю, что красивая.

Миура и стихи
На Миуре у меня отель для курящих людей. Внутри номера стоит игровой автомат, а по телевизору можно выбрать, что смотреть: порно с пикселями в самых важных местах или кино с Николасом Кейджем.

Мне пришлось перестирать все вещи, которые у меня с собой были. Даже те, что лежали в чемодане. Я и не знала, что табак так сильно въедается в ткань. Хотя, может, это был какой-то особый японский табак.

Много гуляю. Под рукой есть гугл-карты, но периодически я нахожу тропинки, которых на этих картах нет. И они приводят меня к самым интересным местам. Ракушечный пляж, морской исследовательский институт, руины замка Абурацубо (правда туда было нельзя заходить). Вот такое стихотворение было написано на камне рядом с руинами:

Aburatsubo deathly quiet, thick, deep
Deathly quiet, thick
Light shines from the bottom

«Абурацубо» значит масляная ваза. Это слово пришло из тех времен, когда несколько сотен самураев утонули в водах современного залива Сагами, и та превратилась в кровь. Это случилось 500 лет назад, а я случайно обнаружила на почти незаметной табличке в темном лесу на полуострове, где время остановилось.
В день моего рождения за окном гремел самый большой тайфун за последние 25 лет. Мы с мужем, который приехал ко мне на неделю, были в рёкане в городе Фудзиёсида. Весь день мы сидели дома, хотя планировали бродить по склонам Фудзи. В конце концов, мы выбрались наружу, чтобы хоть немного отпраздновать. Нашли бар площадью 2×2. Японка-бармен в юкате не говорит по-английски. Но я немного говорю по-японски. После первой пинты я говорю лучше, а после второй ещё лучше. В честь праздника нас бесплатно кормят, а в конце вечера дарят бутылку шампанского.
Не знаю, как описать эти двадцать дней в Японии и те места, в которых я успела побывать. Практически две недели, до прибытия мужа, я путешествовала одна. Ездила с чемоданом, который в аниме-квартале успел стать в два раза тяжелее — на предплечье у меня появился синяк от выдвижной ручки. Я успела побывать в Нагое, Киото, Токио, Йокосуке, Миуре, Хаконе и Фудзиёсиде. А ведь если бы я решила остаться в той летней школе, ничего этого не было.

Я спала, сколько хотела, ела онигири из минимаркетов и наборы роллов, которые покупала на прилавках у милых бабушек. Я гуляла по ночному Киото, видела Фудзи и с токийской телебашни, и вблизи, купалась в Тихом океане на полуострове Миура, видела детёнышей панды, разговаривала по-японски, а по вечерам писала свою повесть — мне кажется, я бы могла провести так гораздо больше, чем двадцать дней. Поэтому я обязательно вернусь.

Моя Япония, жди меня.
Поделиться с друзьями:

Ещё материалы: