ПЕРЕЗАГРУЗИЯ
ПУТЕШЕСТВУЕМ С ВАНДЕРЛАСТ
Увидеть водопад в лесу и парить над пропастью. Спать в лесной хижине и есть жаренный сулугуни. Танцевать грузинский вальс и умирать от счастья под звездным небом.
С Грузией мы познакомились в начале октября. Путешествие началось во Владикавказе. Шесть часов нескончаемой красоты горного серпантина (хорошо, что я не позавтракала в аэропорту), медлительные, придирчивые российские таможенники и вежливые, улыбающиеся — грузинские.

На первой же, после таможни, остановке, вылетаю из машины и замираю… Так тихо. Горы огромные, серые, нависают над дорогой. Хочется потрогать этих исполинов. Солнце уже садится и дорога в тени, поэтому холодно. Воздух такой чистый, что ломит переносицу. В голове начинает гулять ветер.
Автор материала
Воздух такой чистый, что ломит переносицу. В голове начинает гулять ветер.
МЕСТИА: ВЫШЕ ТОЛЬКО ГОРЫ
ЗНАКОМСТВО
В Грузии я была два раза. Первый был судорожной попыткой охватить всё за неделю: и Тбилисси, и Кутаиси, и Местию. В итоге, про Тбилисси мне рассказать почти нечего, кроме того, что старый город очень красив. В домах есть окна из цветной мозайки, на прилавках магазинов много сыра, а на улицах много чурчхеллы — мы еще смеялись совпадению Сhurchhell (церковный ад). До Кутаиси мы вообще не доехали, потому, что решили сменить в маршрут. Сели в поезд и поехали в Зугдиди, а оттуда сразу в Местию.

Отдельно хочется написать о военно-грузинской дороге. Эта дорога — самая живописная, из всех, что я видела. Хотя состояние самого асфальта периодически оставляет желать лучшего, а есть участки, где он и вовсе отсутствует. Особенно это нужно взять на заметку мотоциклистам. Но всё же побывать на этом серпантине обязательно нужно, ведь те природные картины, что открываются взору с дороги, смело можно назвать достопримечательностью и гордостью Грузии. Зеленые горы, серые скалы, уютные деревушки, быстрые прозрачные реки.
Местиа — центр Сванетии, который находится на высоте полутора тысяч метров над уровнем моря. Сам поселок расположен в долине, среди снежных гор.

Мы приехали вечером. Поселились в уютном хостеле, до которого добирались полчаса пешком. В Местии все дома стоят в наклонной плоскости, поэтому тренировка ног и дыхательная гимнастика начинаются сразу, как сворачиваешь с центральной площади.

Утро было чудесным. Птицы щебетали, ярко светило солнце, а завтрак, судя по вчерашнему ужину, обещал быть очень вкусным. Не одеваясь, сунула нос в форточку. Ну какой же воздух! И горы видно. Вон они, вдалеке, манят белыми шапками. Сегодня доберусь до вас.
Не одеваясь, сунула нос в форточку. Ну какой же воздух! И горы видно. Вон они, вдалеке, манят белыми шапками.
Канатная дорога в Местии — первая канатка в моей жизни. Обожаю высоту, поэтому балдела всё время, пока подъемник плавно поднимал наверх. Внизу под ногами проплывает земля, постепенно удаляясь, а ты вертишься и глядишь во все глаза, чтобы ничего не упустить. Потом поняла, что обгорела, как раз на канатке. Не верила ведь, что в октябре можно сгореть на солнце и солнцезащитным кремом пользоваться не стала.

Поднялись. Спрыгиваю. Какой простор! Жарко. Зависаю у края смотровой, ну как же невозможно красиво. Не зря о горах сложенно песен не меньше, чем о любви. Горы и есть любовь. Потом бродила долго по вершине. Она покрыта травами. Зелеными, желтыми. Много деревьев. Внизу такая высота, что ты ее даже не ощущаешь, кажется, что это просто картинка.
Решили подняться к кресту, на высоту 2500 метров. Идем второй час. Поняла, что моя физическая подготовка ни к черту. И зачем я вообще курю? Останавливаюсь каждые пятнадцать минут, чтобы отдышаться. Периодически нас обгоняют иностранные туристы в возрасте.

Тропа была маркирована, но мы, услышав в чаще ручей, свернули влево. И первые двадцать минут казалось, что всё хорошо и здесь тоже можно подниматься. А потом, впервые в жизни, я ощутила страх высоты. Тропинка стала узкой и еле проходила между поросших густой травой склонов. Под нами уже приличная высота — внизу мерно покачиваются верхушки деревьев. Мои ноги стали ватными, очень захотелось прижаться к земле. Казалось, что я не устою, заскольжу по этой гладкой траве и скачусь вниз, к тем самым верхушкам. Даже сейчас, когда вспоминаю те моменты, у меня становится щекотно в животе.

На преодоление спонтанного страха и нехоженой тропинки, ушел целый час: мы карабкались вверх по склону, стараясь не смотреть вниз, а рядом беззаботно паслась горная коза, пели цикады и летали огромные блестящие мухи.

Наградой за упорство стали запредельной красоты виды, открывшиеся с высоты. Мы радовались, что живы. Загорали, пили ледяную воду из горного ручья, собирали камешки и бесконечно фотографировали.
На преодоление спонтанного страха и нехоженой тропинки, ушел целый час: мы карабкались вверх по склону, стараясь не смотреть вниз, а рядом беззаботно паслась горная коза, пели цикады и летали огромные блестящие мухи.
ОСОБЕННОСТИ ГРУЗИНСКОЙ ТАМОЖНИ: КАК СЕСТЬ В ПРАВИЛЬНУЮ МАШИНУ И НЕ ОПОЗДАТЬ НА САМОЛЕТ
Воскресным утром мы пришли на центральную станцию Местии, где должны были сесть в маршрутку до Зугдиди, чтобы оттуда на поезде доехать до Тбилиси. Откуда нам предстоял долгий путь до аэропорта во Владикавказе. Сложная логистика экономных туристов.

У окошка билетерши разворачивался скандал. Полностью седой, крепкий мужчина, выяснял отношения аж с тремя молодыми грузинами. Тона росли, деревья гнулись, мне хотелось скорее сесть в машину и не видеть драки, которая, казалось, неминуемо должна произойти. Но как только компания заметила нас, всё улеглось, ругающиеся даже пожали друг другу руки.

Седой мужчина подошел к нам и сказал: «Привээт! Я Эроси и вы поедете со мной!». Мы переглянулись, и я поняла, что одновременно вспомнили дорогу сюда. Это был тот самый человек, который ругался со всеми на заправке, подрезал машины на дороге, и про которого наш предыдущий водитель сказал: «Вот же чертов сумасшедший старик!»
Ехали весело. Играли грузинские мотивы, Эроси был в хорошем настроении и шпарил разные истории из своей жизни, периодически отвлекаясь на проезжающие мимо машины, чтобы отвесить вслед веский комментарий, касающийся водительских навыков.

К слову сказать, с Эроси мы сильно подружились. Он настоящий сван — честный, горячий и добрый. Ему шестьдесят с лишним лет, но это абсолютно никак не сказывается на его бодрости. Он способен спать по три часа в сутки, за короткий промежуток времени забираться на большую высоту, в погоне за туром, и танцевать грузинский вальс ничуть не хуже молодых. Как он сам говорит: «В этой жизни я люблю три вещи: длинную дорогу, молодое вино и красивых женщин!».

На очередной остановке я решилась и исполнила свою задумку: искупалась в горной реке. В конце октября! Когда уже даже местные не купаются. Нет, потом не заболела, и, да, горная река очень холодная. Настолько, что всё в тебе замирает, ты застываешь в первые секунды. Зато потом твое тело будто обновляется. Каждая клеточка горит огнем и радуется жизни. В общем, настоятельно рекомендую каждому.
Попрощавшись с Эроси в Зугдиди, мы прыгнули в поезд и через семь часов были в Тбилисси, откуда на следующее утро выехали в сторону Владикавказа. До вылета оставалось шесть часов, но очередной грузинский водитель заверил нас, что всё будет хорошо и мы точно не опоздаем. И первую половину пути мы, и вправду, проехали быстро. Так же быстро прошли грузинскую границу. А потом встали в многокилометровую пробку в буферной зоне перед российской. Машины двигались очень медленно, до пункта прохождения границы оставалось не меньше двух километров, а время начинало поджимать. Ведь отсюда до аэропорта ехать еще полтора часа.

Когда времени оставалось в обрез, пришлось идти к дежурящему на дороге лейтенанту, просить его пропустить нашу машину без очереди. Гелла, водитель маршрутки, в которой мы ехали, убедительно сказал, что если я покажу билеты на самолет, то военный обязательно пропустит, и у него уже такие случаи бывали. Хитрый Гелла. Я подошла и лейтенант Абрамов, так представился серьезный молодой человек в форме, вежливо отрезал: «К сожалению, я не могу пропустить вас без очереди. Билеты не дают на это никакого права. Пешком проходить границу не разрешено законом. Вернитесь в машину, пожалуйста». Земля ушла из-под ног — мы точно опоздаем!
Я развернулась и понуро поплелась к маршрутке, но тут услышала оклик: «Девушка, девушка! Единственное, что я могу для вас сделать — это разрешить вам найти себе другую машину, поближе к таможенному пункту». Такого поворота событий никто не ожидал, но делать нечего, мы взяли рюкзаки и пошли в сторону границы. Попутно заглядывая в каждую машину, с просьбой посадить нас хотя бы для прохождения таможни. Но все машины были полны либо вещами, либо людьми, которые, сокрушенно покачивая головой, нам отказывали. До КПП оставалось чуть больше ста метров, и мы уже почти отчаялись, когда хмурый парень, в темно-синем шевроле, вдруг кивнул и коротко сказал: «Чего уж тут, садитесь! Через границу перевезу».

Ура! Российская таможня осталась позади и мы стали судорожно обсуждать, как скорее добраться до аэропорта, ведь до окончания регистрации оставался всего час. Наш спаситель, услышав об этом, передумал нас высаживать и сказал, что довезет и мы не опоздаем. Мы мчались с скоростью 180 км/ч! Нас заносило на поворотах, покрышки визжали, обгоняемые машины сигналили. В итоге, у входа в аэропорт мы оказались через 45 минут, имя водителя узнали уже выбегая из машины. Успели. Спасибо, Дмитрий.
Мы мчались с скоростью 180 км/ч! Нас заносило на поворотах, покрышки визжали, обгоняемые машины сигналили. В итоге, у входа в аэропорт мы оказались через 45 минут, имя водителя узнали уже выбегая из машины. Успели. Спасибо, Дмитрий.
ОКАЦЕ, ЧУБЕРИ И ГОРНАЯ ФОРЕЛЬ
ПЕРВЫЙ РАЗ — СЛУЧАЙНОСТЬ, ВТОРОЙ — ЗАКОНОМЕРНОСТЬ
Скакала на лошади по горам и лесам, ходила по мостику над пропастью, ловила форель в горной реке и жарила ее на печке-буржуйке, обнимала деревья по три метра в диаметре. Спала в лесной хижине, ела дикие груши, жаренный сулугуни и ароматный хлеб. Каталась на мотоцикле ИЖ, 80-го года выпуска, танцевала грузинский вальс и пила вкуснейшее домашнее вино…

О чем это я?
Во второй раз, маршрут в Грузии сложился спонтанный, экстремальный и дико красивый. Программа максимум, так сказать, хотя задумывался пенсионерский отдых. Но всё пошло не по расписанию — приехав из Окаце в Местию, мы встретились с нашим энергичным Эроси. Он крепко обнял, а потом сказал: «Вай-вай! Зачем ты гостиницу оплатил, Катья?! Забираем вещи и поедем в моё родное место. Гостем будешь!» Мы повиновались и попали в чудесное дикое Чубери.
Грузия — это, конечно, праздник живота. Как говорится, здесь под каждым, под кустом нам накрыт и стол, и дом. Мы объедались, перезнакомились со всеми родственниками и друзьями нашего гида. Для нас накрывали столы, приносили все запасы вина и играли на гуслях. Эроси катал меня на своем старом мотоцикле. Так продолжалось два дня, а потом мы отправились в горы. Наш проводник горел желанием пристрелить тура, а мы — увидеть гордые вершины.

Забегая вперед, скажу, что этот поход получился неправдоподобно крутым. Периодически оценивая ситуацию, я не верила своим глазам: время шесть утра, я первый раз в жизни сижу верхом на лошади. Справа густой лес, в котором точно есть медведи и волки, слева обрыв, а впереди шумит водопад. Водопад! В лесу!

Следующий момент: на седле незаметно ослабляются ремни и я падаю с лошади. Умная коняшка замирает и ждет пока я выкарабкаюсь из-под нее, вместо того, чтобы затоптать меня на фиг. А десять метров назад, со стороны моего падения, был обрыв с острыми камнями и быстрой рекой на дне. Огромный синяк на спине заметила только вечером — видимо, выброс адреналина после падения был велик.
Каньон Окаце. Мостик и смотровая находятся над пропастью. Тем, кто боится высоты, не советую. Остальные получат сумасшедшее удовольствие от видов и ощущения "зависания" в воздухе. Крошечный ты и огромные зеленые холмы, облака и ветер.
Долго поднимались в высокогорье, будем ночевать в «балагане», как говорит Эроси. Это маленькая хижина, внутри которой есть только твердая лежанка и печь-буржуйка. Там живут пастухи. Ни электричества тебе, ни соцсетей. Сотовая сеть тоже почти не работает. Полный отрыв от мира, диджитал-детокс, если вам угодно. Зато, есть горы, воздух, травы, дикие лошади и милые хрюшки.

Наконец дошли. Бросили в хижине вещи, Эроси предложил пойти на реку. Там ловили сетью маленькую форель — на ужин. Жгли костер, болтали, рассказывали друг другу разные истории, много смеялись. Пили вино. Вернулись в балаган около девяти вечера, жарили форель и сулугуни на печке. Вкуснота! Объелись, легли спать.

В три часа ночи я проснулась от дикой головной боли, наверное, перепады высот. Достаю таблетки и иду на улицу — налить воды. Выхожу и замираю, забывая о боли. Небо — планетарий! Смотришь, смотришь в этот космос и не можешь оторваться.
Когда мы спустились с гор, то почувствовали одновременно и облегчение — ведь снова можно было спать в мягкой постели, выкладывать фотографии в инстаграм и не бояться упасть с обрыва. А с другой стороны, будто кусочек души остался там, наверху.

И напоследок, что стало уже традицией, улететь спокойно не получилось. По дороге в аэропорт я узнала, что моя дочка упала в школе и сломала руку. Столь «классная» новость сделала мое внимание рассеянным, и я забыла переложить из ручной клади в багаж бутылку потрясающего грузинского меда. Сдали багаж, проходим контроль. Естественно, меня останавливают. «Это ваш паспорт? А рюкзак? Откройте. Достаньте вот эту емкость. Что это?» Я пытаюсь объяснить, что это мед для детей, и я просто забыла убрать его в багаж. Женщина-таможенник кажется неумолимой. Вспоминаю, как в Испании таким же образом рассталась с двумя упаковками сыра «Филадельфия», и уже со слезами на глазах, прошу не выбрасывать мой мед. Женщина спрашивает: «А багаж-то давно сдали?» «Пять минут назад». Задумывается. Встает и говорит: «Пойдемте со мной».

Подходим к служебному входу, она открывает железную дверь электронным ключом, идет впереди, в руках мой паспорт. Мне становится страшновато. В глубине помещения сидит пожилой, дородный грузин: «Какого цвета ваш багаж? Гоги, помоги девушке, нужно мед убрать. Это для детей». Улыбается, глаза добрые: «Чего встала, бери свой паспорт и иди, прячь мед скорее!» Шагаю вслед за молодым парнем и не верю в происходящее. Находим мой рюкзак, убираю бутылку, внутри всё поет. Люблю такие истории!
Были снежные вершины, много чистых горных рек, много огромных красивых камней, километры серпантина, яркого солнца, густого тумана и сказочных видов. Было много «Катья! Что спишь? Сонный, как муха! Спать приехал что ли??» «Вай, вай, какой худой, как мало кушаешь, надо кушать, чтоб хоть чуть-чуть жирьный стал! Ешь, ешь! Хачапури, сулугуни, кубдар, давай, давай! И копе, чай пей!». Эроси совсем не выговаривает букву «ф».

Грузия невероятная и неизведанная. Страна, в которой есть всё для счастья: горы, лес, море, уютные города и сёла, вкусная еда и добрые люди. И я
вернусь сюда еще много раз.