Меню

Как сделать модную одежду из самого обычного пакета и научиться говорить с облаками

Рассказывает Галя Ларина
Галина Ларина
Графический дизайнер, иллюстратор, создатель бренда Plasticdoom, яхтенный капитан и отважная путешественница

Возраст: 22 года
Место рождения: Москва
Галя в Facebook
Галя — хрупкая, маленькая, с сильным характером. Смотришь на нее и не веришь, в то, что она бесстрашно ходит в море и покоряет горы. А ещё Галя очень любит природу и в ее случае это не просто слова — она создала проект по переработке пластика в красивые и долговечные вещи.
Катя Золотых
Автор материала
— Галя, я знаю, что сейчас ты занимаешься собственным проектом — создаешь разные классные вещи из обычных пакетов. Расскажи, как к тебе пришла такая идея?
— В 2016 году я закончила Британку — Британскую Высшую Школу Дизайна, отделение графического дизайна. Тема моего диплома была посвящена экологии и природе-маме. Я много рассуждала, исследовала и на выходе получилась коллекция вещей, сделанная из сплавленных между собой полиэтиленовых пакетов.

Получив такой практичный материал: водонепроницаемый и достаточно прочный, первое что пришло голову — это сделать дождевик, который своей визуальной формой доносил бы мысль: «Вот был пакет, дурацкий такой, а теперь — это модный дождевик!»

За две недели до экзаменов я решила сделать машину по плавке пластика Precious Plastic, в подтверждение своего утверждения, что мусор есть альтернативное сырье, которое надо использовать. И я сама сварила эту железную машину, которая позволяет крошить пластиковый стаканчик из-под йогурта, а потом из него создать абажур, кашпо для растений или рукоятку.

Это лишь подтвердило, насколько пластик подвижный материал — его перепроизводство может быть ограничено только твоей фантазией. Еще меня забавляет то, что я отрекалась от пластмассы, проклинала ее в начале пути, когда начала исследовать тему загрязнения окружающей среды, а теперь — только с пластмассой и работаю. (Смеётся)
—  Какая у проекта главная идея? Как я понимаю — беречь природу и не засорять ее. Если мы не можем избежать использования пластика, то нужно хотя бы что-то делать, а не бросать выбрасывать его не думая. Использовать дальше, чтобы он служил тебе, а не просто загрязнял среду.
—  В первую очередь мне хочется сказать, что каждый сам в праве решать, куда идут его отходы. И направить мысль, что даже если страна глобально не может решить проблему с мусором и его сортировкой, то локально это уже можно делать, и очень много людей этим занимаются. И удачно занимаются! Хочется, чтобы организовывались комьюнити по переработке, чтобы люди двигали эту тему сами, без участия больших дяденек и заводов. Своим проектом Plasticdoom я хочу сказать, что это доступно, не надо быть супер-инженером или человеком с большими деньгами.

Мусор наносит большой вред флоре и фауне, это такой гигантский след, который оставляет цивилизация, и его нельзя игнорировать. На данный момент считается, что уже идет пиковый этап загрязнения и количества мусора в мире. И если сейчас это не начать сокращать или перерабатывать, это повлияет на каждого из нас напрямую.

Если проследить эту цепочку, то легко понять, что ты сам себе и своим детям портишь жизнь. Да, можно быть эгоистами и жить каждый день, как последний. Но многие живут не так, у них есть желание иметь семью, что-то делать для будущего и думать не только о себе, и понимать, что это не последний их день. Пускай таких людей будет больше!
— Plasticdoom уже выпустил свою первую коллекцию на новой территории Хлебзавода. Скажи, сколько времени прошло от момента идеи до момента первого показа?
— Получается, что я занималась темой экологии весь последний год в Британке, но дошла до пакетов, наверное, месяца за 4 до сдачи. Потом было лето, яхтинг, было много проектов параллельных, про экологию и про активистов. Я думаю, это заняло почти полтора года. На данный момент мне удалось стать частью разных выставок и проектов и провести показ целой коллекции — восьми дождевиков, абсолютно разных по форме, крою, плотности и цвету. У меня даже купили несколько, но я думаю, что скорее в поддержание проекта, нежели как сам продукт, чтобы надеть и пойти.
— Почему ты так думаешь? На улице вон дождь льёт. Я бы надела и пошла!
Потому, что они не то чтобы пот, они даже воздух не пропускают. Ведь это обычный пакет. Естественно, в нем жарко бегать, он рассчитан скорее на холодную погоду. Правда, сейчас у моделей есть клапаны на спине, для вентиляции, и это спасает- ты не перегреваешься. Надо работать с тканевым подкладом и общей технологией, делать её комфортнее! Еще у моих дождевиков есть смешная особенность — они хрустят, и я никак не могу избавиться от этого хруста, они такие, очень музыкальные. И это даже сложно назвать минусом, скорее это, то, что отличает их от других.

Кстати, сейчас я уже делаю двухслойные дождевики, а раньше в них было больше трёх наложений. Количество слоев влияет на плотность предмета, например, рюкзаки я шью из плотного материала, недавно я сделала пуфик…
— То есть, ты не только дождевики, ты еще и рюкзаки и пуфики делаешь?
— Да, получается, что я развиваю форму. Недавно сделала детский пуфик — на нем можно сидеть, он набит пакетами, он тоже плотный. Его можно сжать, а потом он возвращается в изначальную округлость. Я попробовала, и очень удачно получилось, хотя и сама не предполагала, это был просто эксперимент.
—  Тем более дети любят всякие штуки, которые шуршат и мнутся
—Ага! Их еще и разглядывать можно: где-то пчелка, где-то смайлик — это маленькие картиночки от пакетов остаются. В принципе, это и взрослым интересно, а дети вообще очень любят детали.
— Да, это очень клевая идея! А мне кажется или я правда видела где-то твои кофты или толстовки со вставками? Я бы хотела себе такую!
— Да, они и вправду есть. (Улыбается) Просто, когда я крою или шью, остается много обрезков, а они тоже очень красивые, и я не могу их выбросить. Поэтому, беру и просто нашиваю на какое-нибудь хлопковое изделие: такой маленький лейбл, который никогда и ни у кого не повторится. Мне кажется, люди очень устали от одинаковых вещей из магазина, и такой подход вызывает у них интерес и находит отклик.
— А поделись подробностями такого производства в домашних условиях?
— Нужны утюг, калька и гладильная доска с тефлоновым покрытием. Кладешь на нее пакеты так, как ты хочешь и сколько хочешь, накрываешь калькой сверху и проглаживаешь утюгом на высокой температуре, без подачи воды. Тяжести утюга и его температуры хватает, чтобы сплавить слои пакетов в единую материю. Я так делаю, когда отшиваю спинки, полочки, рукава или пуфики. Обязательно маску надевать и проветривать помещение, потому, что это всё-таки пластик, он токсичный.
—  Мне кажется, из этого материала можно очень многое делать…
— Да, предела реально нет. С кем бы я не разговаривала, неважно из какой отрасли, все находят применение и у себя. Например, мой отец работает со стройкой, он сразу сказал, что это будет отличный тент для грузовой машины! И так у всех — сразу включается фантазия, человек видит применение этому элементарному на первый взгляд продукту. И это круто.
—  Я восхищаюсь твоей идеей! Всё гениальное просто. Вроде ничего такого, а так круто. А почему ты пошла учиться на дизайн?
— Я с детства рисовала, и вообще я уверена, что основополагающее — это родители, которые вкладывают, ведь у каждого человека есть свой подход к красоте и гармонии. У меня мама художник, а папа инженер.
— И это сложилось в тебе воедино
— Видимо, да! (Смеётся) Я закончила музыкально-театральную школу, мы там каждый день пели, танцевали, но главное нас учили общаться и находить общий язык — это крайне важно было этой школе, хотя она и была общеобразовательная. Можно сказать, в нас воспитывали социально-ответственных людей.

А потом я решила пойти в МАРХИ, готовилась к черчению… Но просто запорола, простите, ЕГЭ. И в последние дни, когда надо было решить, куда идти, нашлась Британка. Я приехала туда, всё посмотрела и поняла: хочу здесь учиться. Такие окна, такой свет, такие люди…

Для меня это было лучшее место, в котором я могла провести свои студенческие годы. И это моя большая удача, что у меня всё шло от души и от внутренней радости, и мне не пришлось страдать, доучиваться там где-то или бросать.

Кстати, еще одним подарком от Британки стало то, что меня нашли в Facebook, и, как выпускницу Британки, пригласили на собеседование, в крупное рекламное агентство. Взяли сразу помощником арт-директора.

Там у меня был гигантский оклад. (Улыбается) Благодаря этому, я съездила в Америку, когда меня пригласили участвовать в выставке с дождевиком и зонтиком из моей дипломной работы. Я тут же сагитировала Даню (бойфренд — прим. ред.) и мою подругу на большую поездку на машине.
— А расскажи подробнее, как всё было?
— Куратор выставки выбрал мою работу на 7th Wearable Expressions, мне предложили участвовать в закрытом предпоказе, за неделю до официального открытия. Всё, начиная с парковки машины, строгого пропускного пункта по спискам и заканчивая шампанским на каждом углу, было в стиле супер-лакшери вечера. Местом проведения этого показа был загородный дом классного архитектора Арона Грина. Дом был шикарный, с сумасшедшим видом на Тихий океан. Стоя в чёрном платье (мы переоделись в машине за 10 минут), я совершенно не осознавала, что происходит и где я вообще. Всё казалось настолько нереальным! И место, и общество и цвет океана, на который только упало солнце… Подиум выстроили вдоль узкого бассейна, были камеры и местные СМИ.

На сиденьях лежали брошюры с именами и полным описанием всех «луков». У меня был рослый манекенщик, довольно бодро прошагавший в плаще и ещё одна леди с зонтиком, который дополнял образ платья девушки-дизайнера из Перу. Вёл показ Хосе Лимус, амбассодор и друг Пола Смита. Именно он потом подошёл ко мне с приглашением приехать в их главный офис. Катя, это всё было как в кино!

Нас вкусно кормили и угощали бесконечными запасами местного калифорнийского вина. Все присутствующие были на порядок старше, но от этого казалось, что мир можно покорить даже во младенчестве (Смеется). Все мы равны и у всех есть одинаковая возможность добраться даже до такой виллы и до такого дня!

Через пару дней я наведалась в этот невероятный офис. Хосе показывал и рассказывал про каждую вещь. Оказалось, что они продвигают и поощряют молодых дизайнеров в разных сферах. Это такая большая платформа, где всё складывается благодаря вкусу Пола и его любовью к новому и, может быть, к молодости (Смеется).

Поговорили о вещах, о будущем, о возможном партнёрстве. После показа я отправила им презентацию со всеми возможными вариантами работ, которые могла бы изготовить для них. Отправила и жду ответа. Скрестила пальцы и просто жду, с улыбкой вспоминая всё, что произошло со мной там. И даже если мы не будем сотрудничать, то я всё равно невероятно счастлива. Такая дикая и классная жизнь.
— Мне кажется, если бы ты не поехала, то потом жалела бы всю жизнь
— Да, согласна. Но сейчас у меня никакой официальной работы, только фриланс с пакетами и учеба. (Улыбается)

Я тут пошла учиться в магистратуру, к Борису Трофимову — мне очень нравится! Особенно то, что мы много работаем со шрифтами, с версткой. Пока я не совсем идеальный студент, потому что мне еще очень хочется продолжать пакеты. И получается, что нужно всё успеть.

И я всё думаю, как бы в сутках сделать побольше времени? (Смеётся) Ведь мне хочется очень многого, а совмещать все мои занятия иногда так сложно!
— Осенью 2016 года ты первый раз в жизни сходила в настоящий поход в горы. Кто-то делает это для преодоления себя, кто-то для укрепления здоровья, кто-то ради компании — у всех разные мотивы. У тебя какой?
— Я очень хотела увидеть эту нетронутую, незыблемую часть мира, природу в ее первичной, первозданной красоте. Горы, тоже, конечно, меняются, но они непоколебимо переживают всех нас, все катаклизмы и общественные проблемы.

В какой-то момент я осознала, что не хочу разговаривать, что эмоционально общаюсь с травинками, облачками, горой. Честно, я была бы рада, если бы вообще одна в эти горы пошла. Потому что, когда у тебя этот невероятный контакт с природой, с окружающим миром, то не нужны никакие слова. Утром ты просыпаешься, видишь облако рядом с горой и понимаешь: облако тоже живое. После похода пришло четкое понимание: всё окружающее очень живое, живее чем некоторые люди бывают. За этим пониманием, наверное, я и ехала.
— Я знаю, что еще у тебя есть права яхтенного капитана. Ходишь ли ты в моря или забросила всё и занимаешься только своим проектом?
— Сейчас большую часть времени я занимаюсь с пластиком. Но яхтинг — это тоже такая заманчивая штука, которую раз попробовал и невозможно остановиться. Очень сильно затягивает. Так вышло, что мы семьей — я, мой брат, младшая сестра, и родители — попробовали яхту, как транспорт, начали ходить по островам Греции. Это было 6 лет назад. И с тех пор, ни один летний сезон мы не пропускаем — если вместе едем в отпуск, то только на яхте. Берем маленькие лодки, ничего выпендрежного.
— А кто изначально был капитаном и как ты получила права?
Когда мы ездили первый раз, был только один капитан — папа. Не знаю, как он выдержал, потому что это очень сложная задача — вести яхту, тем более, когда все остальные пассажиры ничего не делают и НИЧЕГО НЕ ЗНАЮТ.

В той поездке мы поняли, как это круто: ты достигаешь таких земель, до которых никто не может добраться, где нельзя воспользоваться паромом, катером или морским такси. Свобода, которую ты сам себе создаешь посредством яхты, и осознание, того, что ты используешь воду, как дорогу, потрясают.

На следующий год мы уже все сдали на права и теперь у нас в семье четыре капитана.
— Если случится буря, ты сможешь с ней справиться?
— Да. В нашем последнем путешествии мы шесть недель ходили по Греции, по Родосу и островам. И это был супер-опыт, особенно для меня, Дани и Пети, как для капитанов. Были все типы погоды, начиная от штиля, когда хочется повеситься, потому что ветра нет, и заканчивая штормовыми днями — это экстремальные условия, и хорошо, что мы были вместе.
— Летом вы набирали команду для путешествия на яхте по Эгейскому морю, как всё прошло?
— Отлично! У нас было 4 захода, набирали по 5 человек в команду.

Это было впервые и очень круто.

С одной стороны, ответственность — мы полностью инструктировали людей и даже спасательные жилеты пару раз надевали. Когда был сильный крен, все привязывались. То есть мы следили за безопасностью, но первые ощущения, когда мы самостоятельно вышли в море, были такие: нас оставили одних дома, и мы сейчас будем гулять!
—Кот за двери, мыши в пляс!
— Да! (Смеется) И эти ощущения мне хочется повторять. Кстати, на воде эмоционально очень отдыхаешь.

Думаю, что о самостоятельных путешествиях нужно больше говорить, развивать это направление. Чтобы люди понимали: есть другие варианты, и никакие отели и туроператоры не нужны. Вам нужно просто желание, и всё.
Интервью провела: Катерина Золотых


Страница Plasticdoom на фейсбуке.
Поделиться с друзьями:
Читайте также:
Подкасты Вандерласта: