дело и творчество

SURF2FREE:
творческое пространство для взрослых на Горьковском море



Как ремесленные занятия помогают удерживать внимание на любви к жизни, что такое ЛОМ и почему смех — это лучшая молитва
Взрослые — это те же дети, только забывшие о том, что когда-то любили мастерить из веток шалаши, а из лоскутков — платья куклам. И были счастливы оттого, что создают своими руками новые вещи, оттого, что материал оживает и приносит радость и пользу.

Серфлагерь на Горьковском море — это одно из тех мест, где можно вдруг вновь обрести потерянного себя, открыть новые таланты, решиться встать на свой путь. Находясь там, вспоминаешь детские мечты, решаешься их исполнить, а когда получается, то понимаешь: «Я могу? Неужели это создал я? Я могу!»

В этом интервью мы познакомимся с создателями проекта ЛОМ, узнаем, что прячется за этой аббревиатурой, а Сергей Шилин — основатель Серфлагеря, расскажет о том, как воплотить наяву сказку для взрослых и любить жизнь без устали.
Катя Золотых
Автор материала
Катя в фейсбуке и в инстаграме
3-8 января 2019

ТВОРЧЕСКИЙ ЛАГЕРЬ «ЗИМНИЙ ЛОМ»
— всего 12 путевок (в стоимость 17400 р. уже включены проживание, питание и все материалы для творчества)

— два последовательных творческих курса по керамике и живописи

Жить будем в уютном двухэтажном доме с печкой, создавать шедевры, гулять по лесу, бегать по застывшему Горьковскому водохранилищу и находить себя заново — творческими и отдохнувшими.

*читатели Вандерласта при бронировании могут назвать промокод «wanderlom» и получить 10% скидку при покупке путевки.
Как я уже знаю, изначально здесь был тент и три дивана, а сейчас есть все условия для жизни. На базе Серфлагеря развиваются и растут другие проекты, люди просто приезжают сюда отдыхать. Как всё начиналось?
Сергей: Всё начиналось с палаток, с идеи заниматься только тем, что нравится, жить на природе, кататься под парусами и вообще здорово проводить время.

Изначально Серфлагерь был просто серф-станцией. Потом, в какой-то момент, мы попробовали делать мероприятия, и я понял: просто серф-станция — скучно. Появилось позиционирование пространства, как платформы, на которой мы создаем условия, чтобы таки ребятам как OOLEY с лагерем ЛОМ, Mypolecamp, WAFEst было здесь комфортно, здорово, чтобы их проекты расцветали.

Так интересно случилось в жизни, что я учился на строителя. После строительного института я всего пару лет поработал на стройке. Часто думал: «Зачем мне всё это?», а потом строительный опыт пригодился мне в инженерных решениях, когда я стал заниматься созданием построек в лесу. Пазлы начали складываться. Спустя десять лет, я могу сказать, что с помощью этого проекта я познаю самого себя и жизнь.
Верите ли вы в так называемые нити судьбы, когда удачные совпадения помогают достичь цели?
Сергей: Могу рассказать такую историю: первые три года здесь были только палатки — мы приезжали на лето, а осенью сворачивались. И однажды я решил: пора строить дома. Денег было только на половину дома. Мы начали строить, это был первый дом Freedom, с овальным окном. Когда деньги кончились, я написал в группе в ВКонтакте, что задумал развивать серф-лагерь и буду рад принять финансовую помощь. Отдадим, когда разбогатеем. И за две недели на счете набралось несколько сотен тысяч!

А потом написала девушка из Нью-Йорка, которая следила за нами в сети. Она приехала в Москву и дала три тысячи долларов. Без договоров и бумаг. Через полтора года я ей их вернул. И так постоянно. Я уже стал аккуратнее со своими желаниями, потому что они сбываются. (Смеется).

Софья: А я верю еще в то, что когда ты становишься достаточно смелым и веришь в свой проект, говоришь о нем, то люди тебя слышат и тоже верят. И если им это близко, они тоже хотят в этом участвовать, рекомендовать специалистов, советовать. В этом есть доля волшебства и закономерности естественности происходящего. Потому, что когда ты открыто рассказываешь, тебя услышат те, кому это нужно.
Как вы относитесь к сложностям?
Сергей: Сложности развивают. Когда всё хорошо — ты не развиваешься.
Если ситуация выталкивает тебя из зоны комфорта, действительно происходит настоящее обучение. Потом спокойнее относишься к сложностям, обдумывая, как их решить. То, как ты себя ведешь и ощущаешь в стрессовой ситуации и определяет уровень духовного развития, насколько стойко ты можешь сохранять равновесие, баланс, а не иллюзорную святость.

Важно выбирать те вещи, которые тебе нравятся, отсекая гипотезу ума с ее выгодой. Да, мы знаем, что на ЛОМе мы первые три года ничего не заработаем. Это реальность. Это долгосрочный процесс, и этим процессом надо наслаждаться.
На территории лагеря невозможно крутые домики — я будто в детской мечте оказалась. И очень комфортные, а не просто антураж: много света, не жарко, нет комаров. В них даже зимой можно жить — внутри стоит печка! Кто придумал и воплотил их в жизнь?
Сергей: Это совместное творчество. У нас вообще сложно сказать, что здесь кто-то что-то делает сам. Только если Эдуард Вениаминович, которого я приютил когда-то. Он бросил пить и курить, и у него открылся колоссальный запас энергии. До этого он работал на стройке, а теперь строит у нас в одиночку дома. К примеру, арт-гостиницу, в которой десять комнат.
Для меня серфинг — это океан и огромные волны. Неужели на обычном водохранилище тоже можно научиться серфингу?
Сергей: Чистого серфинга здесь, конечно, нет. Но есть винд-серфинг и кайт-серфинг. Сам я уже лет семь катаюсь на кайте, для меня это отдушина и любимое занятие.

Для винд-серфинга (доска с парусом) нужен просто ветер на водоеме, а здесь он бывает часто. Думаю, что это шикарная форма медитации, снятие напряжения: ты вроде как отдыхаешь, но, в то же время, весь во внимании — ведь меняются ветер, глубина, скорость. Учишься дружить, а не бороться со стихией.

Аня: Да, и здесь хорошие условия для обучения: мелко, песок, ты не оказываешься сразу на глубине. Обучение всегда проходит на слабом ветру, чтобы люди могли понять принцип. Например, Денису доска помогает расслабиться, отстраниться, перезагрузиться. Он говорит, что когда серфит, то у него не получается не улыбаться.
В июне здесь проходил проект ЛОМ — творческий лагерь для взрослых. Расскажите поподробнее, что это за проект?
Аня: ЛОМ — это аббревиатура: Лесные Открытые Мастерские. Открытой мастерской мы называем место, в котором объединяются инструменты, материалы и люди, которые хотят заниматься творчеством, что-то создавать. Причем, люди не обязательно должны что-то уметь. Эдакий ремесленный коворкинг, общественная мастерская.

В России это движение стало развиваться только с 2012 года, в других странах существует уже давно. Обычно в таких мастерских есть еще обучающие курсы или разовые мастер-классы. Можно взять абонемент на ее посещение, или пользоваться почасовой оплатой, как в классическом коворкинге, используя инструменты, которые в ней есть.
Почему вы решили организовать ЛОМ именно здесь, в Серфлагере?
Аня: Мы знали, что здесь проходит много мероприятий и нам стало интересно, насколько здесь развито созидательное творчество.

Хотелось вынести открытые мастерские на природу, потому, что в городе такие мастерские рассчитаны больше на разовые посещения. То есть, ты не можешь погрузиться в творчество на сто процентов, еще и совмещая это с отдыхом. Вынося такие мастерские в лес, мы даем возможность людям учиться творить, отдыхая.

В каждую смену лагеря мы вносим частичку себя, и все созданное для мастерских остается в Серфлагере: столы, сцены, площадки. За счет этого, пространство нарастает, получается такая взаимовыгодная дружба: Серфлагерь помогает ЛОМу расцвести, прорасти, а мы питаем лагерь своими творчеством и энергией. Вот такое взаимодействие.
Сейчас повсюду много кружков для детей любого возраста, но мало чего-то подобного для взрослых. Думаю, в каждом взрослом живет ребенок, который также нуждается в заботе, играх и творческом развитии. Согласны?
Денис: Действительно, для детей сейчас очень много всего, но они воспринимают это как развлечение, внимание быстро переключается и навыки не особо усваиваются. Для взрослых творчество — это больше, чем просто развлечение, это смена деятельности, которая позволяет многое о себе узнать. Мне тяжело видеть людей, которые хотели бы заниматься творчеством, но что-то не сложилось в юношестве. Они считают, что эти двери для них закрыты навсегда. А на самом деле, в каждом из нас есть музыкант, художник или столяр, просто надо начать что-то делать, и, по сути, в этом нет ничего сложного.

Мне очень нравится такая педагогическая работа со взрослыми, когда ты взаимодействуешь как взрослый со взрослым — возникает равноправие. Мы вместе можем придумать идею, ее воплотить. Это такой жанр, который не развит институционально, но мы его разрабатываем. Помогаем взрослым людям продолжать учиться, помогаем понять, что ты не становишься монолитным памятником в тридцать лет, ты можешь меняться.

Вполне реально за две недели построить дом своими руками, и он будет приятным для жизни. Или можно не копить на катамаран, а за две недели собрать его самому. Да, взрослые, как дети, но это осознанные люди, которые понимают, в каком векторе они двигаются, со взрослыми работать очень интересно.
Аня: Одно время мы проводили наши мероприятия в Москве, на городских фестивалях. Люди привыкли, что обычно такое «для детей», поэтому сажали своих детишек что-то делать. Но детям сложно что-то вдумчиво делать три часа, они уставали и убегали. И тут начиналось самое интересное: чей-то папа не может остановиться, выжигая по дереву, а вот эта мама шьет уже третью сумку.

Так мы увидели, как на самом деле не хватает взрослым людям таких же творческих кружков, занятий и обучения. Когда человек вдруг обнаруживает в себе огромный скрытый потенциал, бетонная многолетняя корка слетает, словно шелуха, и вот, изначально зажатые люди, хохочут, фантазируют и создают. Эта искорка в глазах: «И я могу!» и есть наша цель.
Значит, ЛОМ создан только для взрослых?
Да, мы хотим, чтобы в первую очередь здесь учились и раскрывали свой творческий потенциал взрослые. Но разрывать семью сложно, поэтому в ЛОМе созданы условия и для детей. Есть детское пространство, можно приехать с детьми от пяти до четырнадцати лет. В прошлом году мы пробовали формат семейного лагеря, когда дети любого возраста ходили на занятия с родителями. С одной стороны это было здорово, такой совместный отдых, сплочение. Но трудоемко для мастеров — нужен разный подход к детям и взрослым, особенно сложно с малышами. Поэтому, посещение занятий у нас теперь с пяти лет. Но в Серфлагерь можно приезжать отдыхать с детьми любого возраста.

Денис: Классный момент, что для детей есть запретная территория — мастерская. Они на нее смотрят, ждут, когда подрастут и пойдут в мастерскую, а не пить и курить. И такое ограничение делает творчество желанным.

Сергей: Да, для детей много проектов — это выгодная бизнес-модель. А вот лагерь для взрослых — сложнее, и я воспринимаю его как интересный ментальный квест. Я вообще изначально настаивал, чтобы смены были без детей и взрослые погружались полностью. Но если глазами родителей смотреть, то понятно, что это не просто. И всё же, детское пространство — не наша основная тема, мы приглашаем взрослых людей.
Почему смена длится неделю, не выходные?
Денис: Потому, что мы четко наблюдаем разницу между приездами на выходные и на неделю. Поведение людей сильно отличается: больше всего оборудования ломается за выходные, материал расходуется бестолково. Потому что люди в спешке, стрессе, ажиотаже. Хочется отнять у человека инструмент и отправить его погулять, успокоиться. И начинать работу с эскиза, а не сразу с действия. Чтобы придумать и завершить свой проект, нужно минимум три дня. Неделя позволяет погрузиться. Лес замедляет за это время, и это очень важная часть всего процесса.

Смена начинается в выходные, сначала — ознакомительные занятия, потом три дня обучающие курсы, где человек может выбрать направление и сходить на занятия последовательно. И остается несколько дней на придумывание своих проектов и их реализацию. Если приехать на две смены — это еще более глубокий опыт. Поэтому, у нас две смены по восемь дней.

Я бы делал и дольше двух недель. Месяц, три недели — совсем другое дело. За это время у человека могут произойти кардинальные перемены в жизни.
Кто в основном приезжает в ЛОМ?
Денис: Те, кто уже занимается творчеством, те, кто интересуется дизайном и хотят что-то красивое сделать своими руками. Просто те, кто устал от работы и рутины, в которой нет места созиданию, и хотят научиться техникам рукоделия. Мы бы хотели, чтобы приезжали как и те, кто ничего не умеет, и хотел бы попробовать себя в чем-то новом, так и те, кто многое умеет и готов делиться опытом с другими.

Если говорить о преподавателях — у нас есть разные мастера: для некоторых это дело всей жизни, а есть и женщины-домохозяйки, которые многое знают и умеют, потому что было время учиться. И они готовы делиться. Нам интересно создавать симбиоз. Плюс, бывают участники лагеря, которые предлагают проводить занятия — полгода назад он еще развивал свои таланты, а сейчас приехал уже мастером, проводить занятия. Еще мы приглашаем мастеров для обмена опытом с другими мастерами: здорово создавать среду, где мастера взаимодействуют друг с другом, учат друг друга, делятся опытом, трудностями и радостями.
Благодарность за что чаще всего выражают гости?
Аня: Многие отмечают, что после ЛОМа, изменили представления о себе самом, увидели себя по-новому. Здесь хорошо пролечивается неуверенность в себе, потому что каждый может что-то, просто нужно приложить определенное количество внимания и времени, чтобы получилось. Еще благодарят за тех друзей и окружение, которые появляются после проекта. ЛОМ мы пока проводили дважды, после первого лагеря мы до сих пор общаемся, встречаемся, хотя все из разных городов. Часто благодарят просто за перезагрузку, для многих это возможность набраться сил, переключиться, взглянуть на свою жизнь по-новому и изменить вектор движения.

Сергей: Хочу дополнить, что это касается не только ЛОМа, а всех проектов, которые здесь происходят. Девиз Серфлагеря — «Место, где расцветают люди». И это действительно так. Люди начинают видеть в себе великую красоту, относиться к себе с любовью и бережностью. Естественно, эти люди хотят объединяться с такими же людьми. Так комьюнити одного проекта перетекает в другой проект, и вот это уже живой организм, где нет границ между проектами, это уже море тепла.
Сезон в ЛОМе только летом? Или зимой тоже?
Аня: Прошлой зимой мы проводили новогодний лагерь, была небольшая смена, примерно на двадцать участников. Мероприятия зимой очень зависят от условий, конечно — зимой сложнее организовать размещение. Было два заезда, первый как раз на сам Новый Год, второй на Рождество. В первом заезде было мало творчества, больше готовились к празднованию, второй заезд получился более продуктивным.
На территории лагеря — строгий ЗОЖ?
Сергей: Глобально, да. Вектор — творчество и здоровье. И есть основное правило лагеря — он у нас безалкогольный. Конечно, мы не выгоним того, кто хочет выпить вина, к примеру. Просто просим делать это не публично за столом, а где-то на нейтральной территории, на пляже, к примеру. То же и с курением. Питание у нас только вегетарианское, но если людям сложно переключиться на такой рацион, на том же пляже можно делать шашлыки, никто косо не посмотрит.

Здесь обычное место и обычные люди, такие же, как и все, с проблемами, загонами и тараканами. Я за то, что если хочется есть мясо, то лучше его есть, чем действовать из гипотез ума, это уже получается искусственно. Думаю, агрессивные вегетарианцы всем уже надоели.

Софья: У всех всё индивидуально, у всех свой темп, свое мироощущение, и никого мы здесь не будем ругать или осуждать, мы готовы только поддерживать. Наш лагерь — это про вдохновение. Мы хорошо понимаем, что таким тонким вещам, как быть здоровым, счастливым, как найти свое место в жизни, никого нельзя научить. Мы просто делаем то, что нам нравится, и люди вдохновляются. Хотят попробовать, чтобы почувствовать, правда ли это классно: серфинг, творчество, здоровое питание.
Расскажите немного о проекте OOLEY
Денис: Есть такая сфера деятельности, как социокультурное проектирование — это как раз то, чем мы занимаемся. Наша цель — изменения в культуре. Через сайты проектов OOLEY, ЛОМ, мы воздействуем на культуру в целом, чтобы она менялась. Суть этого воздействия заключается в нашем девизе: «Мастера делают мастерские открытыми, а открытые мастерские делают мастеров свободными».

Аня: Лет шесть назад, мы с Денисом подумали, что здорово, когда есть пространство, куда можно прийти и делать что-то своими руками. Google подсказал, что в США уже давно существуют такие мастерские, в Европе тоже есть.

Денис сделал сайт, портал мы назвали OOLEY (Улей) — такой активный, жужжащий. На сайте стали публиковать интервью с создателями открытых мастерских, фотообзоры. Получился информационный портал, в котором мы рассказываем о существовании открытых мастерских, как их открыть, плюс, для вдохновения, делимся рассказами о западном опыте.

Позже мы купили прицеп-автодом, заодно реализовали детскую мечту Дениса, и первые два-три года это была передвижная мастерская. Мы даже в центре Москвы его ставили. Приглашали друзей, проводили мастер-классы. Это переросло в то, что нас стали звать на различные мероприятия, предлагать сотрудничество с культурными центрами, домами культуры.

Мы вдохновляем людей на создание общественных мастерских в своих городах, это ведь можно сделать даже в гараже. И когда таких пространств будет много, человек сможет существовать в них, как в творческой среде, сможет в любой город приехать, оставаясь при этом мастером и достойно зарабатывать. И человеку, умеющему обращаться со станком в одной мастерской, не нужно будет заново доказывать свое умение в новой мастерской. Хочется, чтобы люди могли чувствовать себя свободными и уверенными, чтобы не были привязаны к месту.
Какие планы на будущее, планируете ли осваивать новые локации, выходить за территорию России?
Аня: На данный момент, ЛОМ для нас постоянный эксперимент: мы реализуем в пространстве Серфлагеря свои предположения, гипотезы, мысли, ищем новые форматы. Расширять локации пока ресурсов нет. Возможно, в будущем, когда у нас будет понятная масштабируемая структура, мы будем делать ЛОМ и в других пространствах, расширять команду организаторов, предлагать тем, кому наша идея понятна, делать то же самое у себя в городе.

Нам интересно, чтобы идея развивалась, чтобы такие пространства и творческие лагеря появлялись где-то еще. Сейчас наш вектор внимания направлен на Горьковское море. За границей никто пока не предлагал создать лагерь.
Чего вы пожелаете людям всей планеты?
Аня: Я бы пожелала людям не бояться реализовывать свои мечты и пробовать то, что они всегда хотели сделать. Очень часто мы откладываем на потом свои творческие фантазии, потому что жизнь полна бытовыми задачами, не всегда хватает ресурса на спонтанное творчество, на развитие себя. Пожелала бы всем находить время на вдохновение и единомышленников для поддержки.

Денис: Я пожелаю, чтобы Анино желание сбылось! (Смеется)

Софья: Я бы пожелала людям больше обращать внимания на себя в моменте, слушать и слышать себя. Мы привыкли жить в каких-то иллюзорных конструкциях социума, семьи, и многие вещи и чувства кажутся нам табуированными. Часто мы не позволяем себе очень многих вещей, предпочитая жить по какой-то понятной схеме в понятных паттернах, делаем поспешные выводы о себе и других людях.

Сергей: Есть такое выражение: «Смех — лучшая молитва». Я желаю людям не торопиться. Жизнь заслуживает того, чтобы не спешить. Не торопиться, когда чистишь мандаринку, не торопиться, когда кушаешь, и уж тем более не торопиться с решением приехать в ЛОМ и Серфлагерь на Горьковском море.

Подумайте, действительно ли вам нужно сюда приезжать? Прочувствуйте это, а не действуйте из гипотез ума. И если есть радость и предвкушение, то мы ждем вас здесь. Петь песни у костра и наслаждаться жизнью.

Сайт ЛОМа
Lomcamp в VK и инстаграме

Сайт Серфлагеря
SURF2FREE в VK и инстаграме

Поделиться с друзьями:

Читать дальше:

Слушать подкаст: