Меню
Многие до сих пор видят во мне иностранца
Даниил Фельцман о капсуле времени, семейных традициях, русском менталитете и американизмах
Даниил Фельцман
Предприниматель, инвестиционный консультант, основатель компании Generation Transfer
Возраст: 35 лет
Место рождения: Москва

SAVE THE DATE с Даней
приложение Generation Transfer уже доступно в AppStore
Дарина Грибоедова
Автор материала
— Даня, твой дедушка — Оскар Фельцман, выдающийся советский композитор (автор народных хитов «Ландыши», «На пыльных тропинках далеких планет», «Ходит песенка по кругу», «Ничего не вижу», «Черное море мое», «Елочка-елка» и многих других), отец — известный американский пианист, ты сам неплохо поешь и умеешь играть на гитаре, почему ты не продолжил музыкальную династию?
— Я начинал играть на пианино, когда мне было 6−7 лет. Мы уже жили в Нью-Йорке и со слов моих домашних, мне не сиделось за инструментом, потому что я был активным подвижным ребенком. Родители особо и не настаивали. В любом случае, я всегда  рос с пониманием и любовью к классической музыке. Музыка играет огромную роль в нашей жизни, влияет на наше настроение, помогает нам. Я очень благодарен своей семье, что вырос в такой талантливой музыкальной среде.
Если говорить про мои музыкальные способности, я пою (Улыбается). У нас с друзьями есть группа, и мы иногда устраиваем концерты для своих, кайфуем от самого процесса. Правда, уже больше года мы не играли, слишком много работы.
— Я знаю, что до 26 лет ты жил в Нью-Йорке, там пошел в школу, получил высшее образование в New York University. Кем ты себя ощущал все эти годы, русским или американцем?
— Ты знаешь, это смешно, но ни разу за то время, что я жил в Америке меня не спрашивали кто я по национальности. Впервые я с этим столкнулся уже здесь, в Москве. Думаю, люди в Штатах просто привыкли видеть разные нации в своем окружении, и им особо не интересно откуда ты и твои родители.
Если ты живешь в Америке, тебя считают американцем. Я родился в Москве, но переехал в Нью-Йорк в 4 года и всю сознательную жизнь прожил там, поэтому на меня никогда не смотрели как на русского.
Когда я вернулся обратно в Россию меня все воспринимали как «америкоса» (Смеется).
— Чего тебе не хватало, живя в Штатах?
Русской литературы, фильмов, общения с земляками?
— У меня всегда был интерес к России и русской культуре, литературе, искусству, музыке. Наши сериалы и кино я, конечно, и там умудрялся смотреть, доступ был. Помню, посмотрел «Бригаду», «Бандитский Петербург», шоу «Куклы». Но при этом, я бы не сказал, что вырос на российской поп-музыке и фильмах. Ваша культура 90-х и «нулевых» прошла мимо меня.
Если говорить про общение с соотечественниками — многие из моих близких друзей имеют русские корни, и мы вместе старались говорить по-русски, не забывать родной язык.
Поэтому я бы не сказал, что переехал из Америки в Россию потому что мне чего-то не хватало, просто было интересно и любопытно пожить в Москве - городе, где я родился, где мой отец родился, и понять для себя, что значит жить в этой стране. Что-то меня тянуло обратно на  Родину  — кавказские горы ли, баня, шашлык или красивые девушки, не знаю. (Смеется).
— Вернувшись в Москву, с какими сложностями ты столкнулся? Что по первости тебя удивляло в русском менталитете? Что удивляет до сих пор? С какими вещами сложно мириться?
— Никто на улицах не улыбается! Первое время я ездил на работу в метро, слушал музыку, читал книгу, всем улыбался и окружающие люди на меня смотрели как на идиота.
С чем до сих пор сложно смириться? Честно? Серость. Семь месяцев в году у нас холод. Вот сейчас, слава Богу, весна, тепло и приятная погода. Я люблю солнце, люблю гулять с ребенком на улице, но тот факт, что с ноября по март ты не видишь солнца, напрягает.
А вот про пробки и грязь… Ну, Москва гораздо чище, чем Нью-Йорк. Может быть здесь больше пыли, но зато нет запаха как в "большом яблоке".
Мне лично очень нравится как переделали центр Москвы, добавили освещения на улицы. Есть нюансы, конечно, но в целом, Москва сейчас — один из красивейших городов в мире.
Возвращаясь к вопросу о русском менталитете: Россия, на мой взгляд, страна Дарвина. Здесь выживает сильнейший. К сожалению или к счастью. В России есть патриархическая культура, ты должен стоять на своем, давить, добиваться, здесь тяжело и сложно. Личные отношения и знакомства  в бизнесе, и в общении играют очень большую роль.
— Ты быстро интегрировался в московскую тусовку?
— Да, в тусовку я вошел довольно неплохо, рад, что познакомился со многими интересными людьми.
Россия, на мой взгляд, страна Дарвина. Здесь выживает сильнейший.
— Касательно деловой сферы, тебе есть с чем сравнить: как строят бизнес в России и в Америке?
— Везде по-разному. В России все работает, если у тебя есть связи и ты знаешь нужных людей, и знаешь с кем и как договориться. Малый и средний бизнес легче вести в Штатах с точки зрения безопасности и прав, никто не придет к тебе и не заставит сразу делиться. Здесь, в России много хвастунов, которые кичатся тем, что они кого-то знают, обещают познакомить с нужными людьми и в итоге только пустые слова... Хотя, думаю, такое везде встречается. Зато в Америке из-за перенасыщенности рынка специалистов существует большая конкуренция в кадрах и пробиться непросто.
— Почему ты ушел из корпоративной системы бизнеса в частное предпринимательство?
— После нескольких лет работы в больших корпорациях я понял, что абсолютно не системный человек. Я не могу работать с 9.00 до 17.00 и просто просиживать часы на рабочем месте. Я всегда хотел видеть физический и фактический результат своей работы. Когда я торговал акциями и облигациями, это были электронные деньги, я делал звонки, договаривался о ценах, вел переговоры. Но это воздух, я не видел, чем фактически занимаюсь.
Когда я работал в строительстве и недвижимости, это было более интересно. Можно прийти посмотреть на объект, здание, участок и можно увидеть живой результат.
Но и от этого я ушел. Быть брокером, посредником не мое, потому что чем бы ты не торговал, финальный результат все равно не зависит от тебя. Например, ты можешь сделать свою часть работы прекрасно, но люди выше не смогли договориться, у кого-то плохое настроение, рубль рухнул, Крым стал наш и наступил коллапс. (Улыбается).
Мне сложно было отвечать за работу, которую я полностью не мог контролировать. Поэтому я решил создать свой бизнес и стать самому себе хозяином.
— Как родился твой проект Generation Transfer — личная капсула времени? Что тебя вдохновило?
— Когда у меня родился сын, я гулял по красивой территории ЦКБ и в ожидании встречи с ним много думал. Хотел записать ему обращение, видео, передать свои мысли и чувства, чтобы спустя время, он смог сам увидеть и понять, что переживал его отец. Я стал думать, где это можно было бы хранить, как можно было бы передать свой жизненный опыт, свои ценности, свои любимые книги, фильмы, музыку, все, что есть в моей голове и душе.
Еще я подумал: если меня не станет, как мой сын сможет понять, кто реально был его родитель, и что я хотел ему оставить? Посмотрит мой Фейсбук или Инстаграм? Откроет архив Вотсаппа, переписку с его мамой и друзьями?
Мы все хотим, чтобы наши дети были счастливыми, сильными, умными, подготовленными к жизни. Каждый взрослый человек считает, что ему\ей есть чем поделиться с будущим поколением. Но вопрос: «Где»?
И чтобы решить этот вопрос мы с друзьями вначале стали делать продукт для себя. Чтобы там можно было оставлять фото, видео, письма, заметки, в виде некой капсулы времени.
По сути, Generation Transfer, «капсула времени» или «дерево жизни» — это оцифрованный семейный архив, ресурс, где родители могут оставлять разные послания, ежедневные мысли, важные моменты, которые они хотели бы потом пересмотреть. Это дает возможность родителям, бабушкам и дедушкам высказаться, а детям или внукам узнать лучше и ближе своих предков.
— А в чем ваша уникальность? Ты же понимаешь, что в нынешний век информационных соблазнов у вас очень много конкурентов — Instagram с апгрейдом каждые полгода, YouTube с миллионными просмотрами и посещаемостью, сейчас изобретут что-то новое вместо закрывшегося Telegram. И везде можно делать записи, постить видео, фото. Почему люди должны пользоваться именно вашим продуктом?
— В Generation Transfer мы разработали системный подход для работы над проектом — создали специальное приложение, где будет опросник, пригласили семейных психологов, коучей, бизнес-тренеров. Мне самому очень интересна тема саморазвития и работы над собой, я читаю много книг, посещаю различные семинары, постоянно учусь, поэтому я знаю какие вопросы профессионалы задают людям, чтобы те узнали себя лучше и вытянули из себя то, что действительно ценно. Например, в приложении будет вопрос: «Какие самые сильные свои черты вы бы хотели, чтобы ребенок от вас наследовал?» Или: «Чем бы вы занимались, если бы не имели денежных забот?» и тому подобное.
Отвечая на эти вопросы, человек не только создает картину самого себя, честную и настоящую, но и дает возможность своим детям узнать тебя намного лучше.
Это не имидж красивой жизни, которую мы показываем в Инстаграм, это настоящие события и переживания, выводы, убеждения. И я считаю, что эти вещи намного важнее чем то, что люди хотят показать в соцсетях.
В дальнейшем на основе этой базы мы бы хотим создать собственную соцсеть. Хотя само слово «соцсеть» уже мало кому нравится. Скорее создать некий ресурс, коммьюнити, где разные люди будут при желании делиться своим жизненным опытом. Каждый сможет увидеть как, например, публичные люди, спортсмены, актеры будут отвечать на базовые вопросы о главном.
Ведь, путь родителя, по сути, у многих схож и все сталкиваются с однотипными ситуациями. Мне и самому было бы дико интересно посмотреть как выдающиеся личности будут отвечать на наши вопросы.
Наш фокус — не поверхностное понимание жизни, но глубокое осмысление кто ты есть на самом деле. Мы не хотим, чтобы люди прятались за глянцевыми фотографиями и придуманным образом. Текущее положение дел в соцсетях вырабатывает в человеке зависимость и нужду, чтобы окружающие видели какой-то ты якобы счастливый и красивый, успешный, модный. Когда твое счастье начинает зависеть от количества лайков или просмотров, это опасно. Есть хорошее английское выражение very slippery slope — очень скользкий путь.
Разве мы хотим, чтобы следующие поколения, наши дети зависели от мнения и одобрения чужих людей в интернете? Я не хочу, чтобы мой сын вырос с такими ценностями.
Моему ребёнку уже 3 года, он часто видит как я работаю за компьютером, видит как выглядит наше мобильное приложение и спрашивает меня: «Пап, а что ты делаешь?» Я ему отвечаю: «Делаю для тебя подарок». И благодаря Generation Transfer каждый человек сможет сделать подарок не только своим детям, но и своим внукам и последующим поколениям.
Фокус нашего приложения - не поверхностное понимание жизни, но глубокое осмысление того, кто ты есть на самом деле.
— Почему вы не показали этот проект в нашей кузнице стартапов - Сколково?
— У нас международный проект, независимо от географии. У нас есть офисы и в России, и в Америке.
— Твои бизнес-планы на будущее?
—  Как бизнесмен, я знаю, что для начала мы должны сделать хороший продукт, которым будут пользоваться люди, который будет их затрагивать на эмоциональном уровне, создать бренд, в который люди поверят.
— Москва — финальная точка твоего жизненного маршрута или есть вероятность, что ты вернешься в Штаты или переедешь жить в новое место?
— Москва — это мой дом, но я могу в любое время сесть в самолет и уехать куда-либо. Мои приоритеты сейчас — мой проект и моя семья. Я делю свое время между Россией и Америкой. Хотелось бы так и жить, на две страны.
— Что не оставляет тебя равнодушным?
—  Я не понимаю тех, кто постоянно жалуется, что у них тяжелая жизнь, хотя совсем не имеют представления о том, как живут большинство людей в мире. А еще не терплю жестокость и ложь.
P. S.
Моя Москва
Серебряный бор, Коломенский парк, Большой зал консерватории на Никитской. По выходным я люблю ездить на Дорогомиловский рынок в местные ресторанчики. Обожаю «Сандуны» по воскресеньям, «Варшавские бани» по вторникам. После тусовок в юности и особенно после рождения ребенка я стал ценить простые вещи. Прогулки на свежем воздухе и хорошую погоду, встречи с друзьями, барбекю и хорошее вино. Просто наслаждаться жизнью. Я перестал торопиться, учусь жить здесь и сейчас. Все, что было — воспоминания, все, что будет — домыслы, значит, все, что у тебя есть — то, что ты чувствуешь в этот самый момент.
Мои travel-маршруты
Я очень люблю природу. Мое место силы — Кавказ: Северная Осетия, Грузия, Армения. Там живут мои хорошие друзья, там потрясающая энергетика, воздух, вода, экология. Я люблю осетинскую культуру, мне близки их семейные традиции. Мечтаю поездить по России, посетить остров Ольхон на Байкале, плато Путорана в Сибири, и, конечно же, Алтай и Камчатку.
Люди, книги, фильмы
В последнее время часто смотрю лекции канадского психолога и преподавателя Джордана Петерсона. Люблю слушать российского нейропсихолога Татьяну Черниговскую.
Книги: As a man thinking — James Allen, Meditations — Marcus Aurelius, Tools of titans — Timothy Ferris, Мастер и Маргарита — Михаил Булгаков, Преступление и Наказание — Федор Достоевский.
Мои фавориты-режиссеры: Теренс Малик, Кристофер Нолан, Дэнни Бойл, Дэвид Финчер и Дени Вильнёв.
тизер GENERATION TRANSFER
Интервью провела: Дарина Грибоедова
Фотограф: Ксения Яблонская

Благодарим за предоставленные для съемки интерьеры
ресторан SUN&MOON на Б. Никитской, 15\1
Поделиться с друзьями:
Читайте также:
Слушайте подкасты: