Дана Углянская: уйти из офиса в поход









Почему искусство вдохновило уйти в горы, как встретить Новый год в походе и зачем нужны фонарики днём
С Даной я знакома, кажется, тысячу лет! Мы учились вместе, я до сих пор помню: на третьем курсе удивлялись тому, как растёт картошка. Потому что, раньше этого не видели — обе росли в больших городах. Дети цивилизации. Представляете, каково было моё удивление, когда я зашла в Instagram и увидела её с огромным рюкзаком, в горах, в палатке? Я даже ущипнула себя на всякий случай, вдруг это сон! Но нет, Дана и правда бросила офис и ушла покорять вершины. Делает она это не с надрывом, как тяжелоатлет, поднимающий рекордный вес, а смеясь, будто её никогда не смывало зимой в море и будто ей никогда не кололи обезболивающее в горах, чтобы она могла пройти ещё один день. Читайте и получайте свою порцию веселого безрассудства, может захотите повторить, кто знает!
Интервью провела
Ты мечтала стать адвокатом, а в итоге пишешь тексты и ходишь в походы. Как так получилось?
Точкой слома стал момент, когда на первой работе мои мечты о героической адвокатской деятельности столкнулись с офисной реальностью. Сменила несколько компаний, поняла, что это не моё и стала искать, куда уйти. В итоге, уволилась и на протяжении двух месяцев думала: «О Господи! Что делать дальше? Что я умею?». Потом вспомнила, что многие мои знакомые и работодатели говорили, что я неплохо пишу. Стала пробовать и всё получилось. Кстати, когда только перешла на фриланс, было ощущение, что «я не работаю, а бездельничаю» и я дико перерабатывала. Но потом научилась с этим справляться и не засиживаться за ноутбуком допоздна.

А походов пока было не так много, на самом деле, всего два, — по Корсике и Ликийской тропе. Сейчас готовлюсь к третьему, португальской части Пути Сантьяго.
Писатель, походник, кто ещё?
Немного художник и переводчик. (Улыбается) Перевела одну книгу. Тоже сначала думала, что это очень романтично: переводишь книгу, тебе платят большой гонорар. Но, во-первых, он небольшой, даже от крупного и известного московского издательства. Во-вторых, это было абсолютно не романтично: те же дедлайны, стилистические несостыковки. Переводить юридические договоры намного легче. Но чем сложнее текст, тем мне больше нравится!
GR-20 — очень дружелюбная тропа. Все мимо проходят, спрашивают «Ça va?»
Когда ты первый раз пошла в поход?
Мне захотелось нарисовать горы, искала референс для картины. Купила холст 60×80, тяжёлый, тащусь с ним домой и думаю: «О боже! Зачем, зачем?! Надо было подождать и заказать на дом». Одной рукой держу холст, ногами пытаюсь уловить баланс в автобусе, другой рукой держу телефон и листаю картинки. Нашла классную крутую гору, названия нет, но вижу геотег «GR-20» — заветные символы, которые надолго поселятся в моём сердце. Хотя я этого на тот момент, конечно, не знала.

Начала читать про GR-20. Оказалось, это маршрут, проложенный трейлраннерами по скалам Корсики. Наше прохождение GR-20 было как мем «ожидание — реальность». Ожидание: водопадики, альпийские луга, ты просто идёшь девять дней, ешь сыр, пьёшь вино, наблюдаешь за рассветом в горах. Реальность: 20 килограмм рюкзака за спиной, перепады высот, убитые колени, уколы Кетанова. Конечно, это ещё и азарт, хочу туда вернуться. Но неподготовленному человеку, без опыта походов, который боится пауков, идти в поход с палатками и сразу в такую жесть — это было очень сильно.
Как добирались до Корсики?
Интересно. Там есть аэропорт, но мы решили полететь с кучей пересадок, думали, что выйдет дешевле. Не вышло. Вылетели из Москвы, приземлились в Париже. Там ночью с огромными рюкзаками гуляли по городу, потому что у нас была смена аэропорта. Прошлись по ночному Парижу, посмотрели на мерцающую Эйфелеву башню, чуть не уснули на автобусной остановке под аромат багетов — в пять утра должна была открыться пекарня. Багет я так и не получила, парень только ставил их в печь. Париж с часу ночи и до утра вообще пустой. Было очень тихо, как в горах практически. Спокойствие было нарушено только раз — парочкой, выходящей из бара. Парень читал девушке стихи, она хихикала. Было видно, что они только что познакомились. Потом они вышли на дорогу, легли на середину проезжей части и стали громко кричать, какое красивое небо. Из Парижа мы полетели в Марсель, там весь день искали солнцезащитные очки Julbo Vermont, которые круто защищают глаза от солнца. Из Марселя на Корсику плыли двенадцать часов на огромном, высотой с девятиэтажное здание, пароме. Хорошо, что у меня нет морской болезни, как у Агаты Кристи.
Сложно было без подготовки?
До похода, я четыре месяца ходила в зал, по четыре часа четыре раза в неделю там впахивала, готовила колени, всё готовила, но это не помогло. Сложный маршрут и какой-то зал — это просто небо и земля. Надо тренироваться вообще по-другому: надеваешь рюкзак с тем весом, с которым собираешься идти, и просто много-много ходишь по лестнице или лесу. Возможно, выносливость, которую я наработала в зале, мне немного помогла, но всё равно это не то.

Мне рассказывали, что даже когда ты поднимаешься на Эльбрус, на высоте 4200 метров там нет скал, просто идёшь по тропинке. А мы лезли по скалам! Хорошо, что я до этого ходила на скалолазание, иначе умерла бы там от страха. Было столько душераздирающих моментов, которые сейчас вспоминаю и не могу рассказывать без слёз.

Мы шли без страховки. Оказалось, что в конце мая на Корсике в горах лежит снег, и нужны были кошки (снаряжение для скалолазания — прим. ред.). У нас ничего не было, наш инструктор тоже об этом не знал. Ещё он не знал ни английского, ни французского, поэтому у нас в первый же день начались проблемы: организатор не поняла местных, плохо договорилась, и нас увезли не туда. Маршрут начинался недалеко от города Кальви, куда нас должны были доставить на трансфере, но нас привезли в поле, и водитель на итальянском (Корсика — это такая французско-итальянская история) говорит: «Всё, приехали». Инструктор пытался доказать, что нет, не приехали, но языковой барьер мешал. Он звонил организаторам: «Катя, ты можешь объяснить ему», а она: «Нет, я занята». То есть мы стоим в поле, а она занята. Я начала пытаться разговаривать, но не на итальянском, который я не знаю, а на смеси французского с латынью. По моей логике, это очень похоже на итальянский. (Смеётся) Вот уже водитель мне отвечает на итальянском, мы с ним братаемся, и он бесплатно нас довёз, куда надо. Уже тогда нужно было понять, что что-то с организацией не так.

Турклуб, с которым мы ходили, достаточно распиаренный. Это должно было быть очень круто, а в итоге… Мы потом возвращали часть денег, моя юридическая жилка сыграла свою роль. На пятый день мы сошли с маршрута, потому что идти без кошек, где люди ходят только с ними, было просто глупо. За день нужно было пройти два перевала и снежный траверс. Кстати, ещё не понятно, что хуже: идти вверх или вниз. Если болят колени, то идти вниз просто ужасно, считай, что ты каждый шаг будто прыгаешь на больные коленки, потом тебе делают укол Кетанова, и ты скачешь, как горный сайгак. У нас в группе был врач, она была одним из участников похода. Не могу представить, что бы со мной было, если бы не она.

Фишка GR-20 в том, что ты не можешь сойти в любой момент, а только на пятый и шестой день. Либо идти в обратную сторону, что и сделал один из участников похода после первого дня. Он просто проснулся утром и сказал: «Мне жизнь дороже». Он хотел вызвать вертолёт, но погода была ужасной, а спутникового телефона ни у кого не было. Мы сошли на пятый, там была горнолыжная база и можно было спокойно уехать куда-нибудь на автобусе. Мы поехали в Бастию, оттуда должны были добраться до Кальви, но проспали нашу остановку и приехали в Аяччо — другой конец острова. Было уже одиннадцать часов вечера, мы не знали, где ночевать. Стали искать что-то на Airbnb, на Booking — всё занято. В итоге, забронировали отель за сто долларов за ночь. Там были тараканы.
Инструктор оказался профаном, и ты взяла на себя ответственность за перевод, коммуникацию. Каково это?
Это было круто. Я застенчивая и в обычной жизни не подошла бы первая, не начала бы со всеми болтать, а здесь пришлось всё узнавать, начиная от того, какая оплата за палаткоместо у рефьюжа, заканчивая вопросами, где что лежит, что будет завтра, к чему быть готовыми.

GR-20 — это очень дружелюбная тропа. Все мимо проходят, спрашивают «Ça va?» («Как дела?» — франц.), ты им отвечаешь, спрашиваешь как у них. Когда сидела ревела, а мне делали укол, все проходили и с такими жалобными глазами, как у кота из «Шрека», спрашивали: «У вас всё в порядке?». Ты им улыбаешься сквозь слёзы и не можешь ничего ответить, кроме как: «Да, всё хорошо».

На тропе познакомилась с женщиной, которая искала зажигалку для газовой конфорки, помогла ей, вместе с ней всё обыскала. На следующий день она подошла ко мне со своим мужем. Оказалось, что она из Франции, а он из Дувра. Мы с ним поболтали про Дувр, в котором я была. Хотели чем-то поделиться, помочь, потом очень скучала по этой атмосфере во втором походе в Турции на Ликийской тропе. Несмотря на то, что в Турции были моменты, когда мы заходили с рюкзаками в магазин и нас приглашали пить чай на задворках, но GR-20 — это такая уникальная история, куда хочется вернуться. Корсика — это теперь второе место в моём сердце, если не первое. Надеюсь, будет что-то такое и на Пути Сантьяго.
Спрашиваю у смотрителя рефьюжа: «Извините, а где тут душ?», а он мне: «Вон там речка есть»
Расскажи про рефьюжи и кемпинговые зоны на тропе GR-20!
На GR-20 есть только рефьюжи. Живешь либо внутри, либо в палатке рядом со зданием, можешь внутри приготовить еду, иногда там бывают туалеты. Рефьюжи не все одинаковые, не знаешь, что ждёт тебя в следующем. В первый день пришла и думаю, пойду приму душ. Спрашиваю у смотрителя: «Извините, а где тут душ?», а он мне: «Вон там речка есть». Но мы приходили и в рефьюжи, где были душевые кабины, единственное, там не было дверей. Люди проходят и видят твою голую попу. (Смеётся)
Что обязательно нужно взять с собой в поход?
Налобный фонарик! Случилась ситуация, после которой поняли, что без фонариков на шее мы больше никуда не выходим, даже днём. Задача GR-20 — за день дойти от одного рефьюжа до другого, потому что Корсика считается заповедной зоной, там нельзя разводить костёр и ставить палатки можно только рядом с рефьюжем и в местах для кемпинга. И вот второй день, у меня за спиной почти двадцать килограмм, у моего парня — тридцать, мы спускаемся вдоль водопада, где рефьюж — понятия не имеем. Темнеет, льёт дождь, нет места, чтобы остановиться снять рюкзаки, потому что идём вдоль обрыва по мокрым валунам ооочень медленно. Уже окончательно стемнело и нужно доставать фонари.

Нас шестеро, мы в темноте в горах, и у нас всего два фонарика, остальные — где-то внизу рюкзаков, у инструктора фонарик сел, и он вместе с одной девушкой ушёл вперед. На четверых остался один фонарик, идти было очень страшно. Все, даже мегаспокойные люди, начали беситься. Всё-таки остановились для того, чтобы поискать фонарики. Один человек начал материться, потому что у него в рюкзаке рассыпался весь наш сухпаёк и он вообще ничего не мог найти.

В этот момент, где-то наверху, я увидела спасительные огоньки и начала кричать: «Эй, спасите нас! У вас есть фонарик?». Это оказались французы, которые отдали нам свои фонарики. Главный в группе французов, бывалый GR-щик, трейлраннер, шёл впереди, мы — за ним. Причём он сделает два шага, посветит мне. Как надо. У них были маленькие рюкзаки, их главный смотрит на мой и спрашивает: «Сколько весит?», отвечаю: «18», и он: «Нифига себе! Как вы идёте?!». Реально на такой тропе брать рюкзак 18, да даже 15 килограмм, это очень много, максимум десять, а лучше — шесть. Они нас вывели: вдоль водопада, по мокрым камням мы пришли к рефьюжу.
Расскажи про Ликийскую тропу!
Никто не ходит по Ликийку в декабре, но мы пошли. Все девять дней, что мы были на маршруте, шли дикие дожди. С одной стороны, это безумная красота: маленькие бухточки, апельсиновые долины, скалы, разрушенные исторические города, но под дождём идти намного сложнее.

Первая ночь, с 31 декабря на 1 января, была просто волшебная: ночевали на черной гальке у моря во время дикой грозы. Так вот встретили Новый год. Проснулись утром, почистили зубы в море и пошли. Реально это было самое крутое первое января в моей жизни! А потом, когда мы шли дальше по тропе, меня смыло в море…
Ого! Как это произошло?
Речку, которую мы должны были перейти вброд, сильно затопило, поэтому мы пошли в обход. Обходом оказалась речка, которая впадала в море. Инструктор и ещё один парень эту речку перешли, а я увидела песчаную косу ближе к морю и как самая умная подумала: «Сниму ботинки и пройду по ней босиком, останусь сухая». Это был день третий, наверное, к тому моменту уже надоело ходить в хлюпающих ботинках и просыпаться в мокрой от конденсата палатке. Взяла треккинговые палки, чтобы, если что, зацепиться, ботинки связала, повесила на шею. И решительно пошла. В итоге, поскользнулась на гальке, упала, палки перегородили мне путь, потому что оказались между ног, меня одновременно утаскивают морские волны и течение реки, я захлебываюсь и не могу встать. Ко мне подбегает инструктор, хватает за шиворот и не может вытащить. Мы с ним вместе барахтаемся, в результате, он меня достал. Потом ходила с опухшими, разбитыми ногами и было очень стыдно перед инструктором.
Новогодняя ночь была просто волшебная: ночевали на черной гальке у моря во время дикой грозы
Что было самое страшное и самое классное в походах?
В GR-20 — ощущение неизвестности. Ликийка, маршрут по городам бывшего Ликийского государства, вообще была простой. Мы шли зимнюю версию, прибрежную, она лёгкая. Есть другая тропа посложнее, она в горах, но зимой там опасно.

В GR-20 было бы намного легче, если бы нам говорили, например, что через восемь часов будет рефьюж. А так, мы вставали и понимали, что никто не знает сколько часов сегодня идти. Я постоянно бегала по всем французам, англичанам и задавала вопросы, познакомилась с огромным количеством людей. Когда ты идёшь по тропе, кажется, что вы одна большая семья.

Если кто-то хочет себе устроить digital-детокс, то там это точно получится. У нас в первый день сели все устройства. Приходили с огромными, ставшими легендарными, рюкзаками самыми последними, очень уставшими и просто не было сил искать розетку. Там у тебя совершенно другой уровень восприятия, мне вообще показалось, что я была в каком-то другом году, где не было wi-fi, телефонов и прочего. Даже забывала у людей спрашивать Facebook, Instagram, поняла это, когда сошла с тропы.
Встречала в походах диких животных?
Совсем диких, нет. На Ликийке была огромная свора собак. В той части Турции, которую мы прошли, везде были бродячие псы. Они там чипированные, спокойно с нами с гор спускались в города, сопровождали нас два дня подряд. Мы вообще не понимали, откуда они взялись. В последний день у нас была очень красивая стоянка, рядом с портом. Собакам она, наверное, не очень понравилась, потому что за ночь они перегрызли кому-то из группы оттяжки палаток. Ещё там была кошка, которая меня укусила, а я разнервничалась и до сих пор думаю: «Заразили меня бешенством или нет?».

На Корсике видели коров в горах. Они там такие стройные и красивые — ломают представления о коровах!
Какое самое сумасшедшее впечатление о путешествиях?
Самое сумасшедшее — однозначно GR-ка. Самое удивительное, когда там находишься, думаешь: «Никогда больше!», постоянно вспоминаешь песню Киша «Разбежавшись, прыгну со скалы», страшно смотреть вниз. Был момент, когда я карабкалась с рюкзаком, максимально прижавшись к скале, а сзади — обрыв. Долго собиралась с духом, чтобы пройти эти полтора метра. Главное — никакой страховки! Её на GR-20 в принципе нет, в некоторых местах висят железные цепи, за которые можно держаться, но на этом участке не было.

Самый леденящий душу момент случился, когда мы проходили участок, где нужно было извернуться и пролезть под камнем, а у нас огромные рюкзаки. Прошли и слышим сзади отдаляющийся вопль — человек упал. Мы сразу остановились и замолчали, мимо нас прошёл парень из компании трейлраннеров, у которого мы спросили что случилось. А он спокойно: «Ну он упал, сорвался, всё с ним нормально, сейчас обратно будет лезть». И пошёл дальше. А мы выдохнули.
Чего ждёшь от третьего похода по Португалии?
У нас там лёгкий путь – 260 километров, практически без перепада высот, всего десять дней. Он лёгкий в сравнении с другими существующими маршрутами, которые там есть. Путей Сантьяго очень много, фактически, ты можешь начать идти из любого города любой страны, но конечной точкой должен быть собор в городе Сантьяго де Компостелла, иногда — мыс Финистерре.
У тебя есть большая мечта?
Хочу забраться на Эльбрус!
Дана Углянская
на фейсбуке и в инстаграме

Поделиться с друзьями: