Кино само себя не снимет — нужно действовать
Константин Фам рассказывает о семилетних съемках фильма «Свидетели», гениях и ремесленниках в кино и своих корнях.
Константин Фам
Кинорежиссер, сценарист и продюсер
Обладатель множества российских и международных кино-наград. Председатель фонда поддержки еврейского кино «Ark Foundation». Продюсер Московского еврейского кинофестиваля (МЕКФ).
Фильмография: «Ёжик» (2012), «Туфельки» (2012), «Брут» (2016), «Побег из комнаты 18″ (2017), Скрипка» (2017), «Свидетели» (2018)
В производстве: «Москва влюбленная», «Кадиш», «Дети Евы»
Возраст: 46 лет
Место рождения: Первомайский

SAVE THE DATE с Костей
фильм "Свидетели" в кино с 26 июля
Дарина Грибоедова
Автор материала
— Костя, поздравляю тебя и твою большую команду с премьерой полнометражного фильма. Я была на всех показах новелл, и видела твое искреннее волнение и трепет, когда ты представлял фильмы перед публикой. Я знаю, что для тебя и твоей семьи тема Холокоста очень личная и «Свидетели» явились неким посвящением, данью памяти твоим предкам.
Как думаешь, что сказала бы твоя мама, посмотрев картину?
— Главный вопрос для меня. Мамы уже нет шесть лет, я взрослый мальчик, но по-прежнему каждый свой поступок сверяю с вопросом — «а что бы сказала мама»? Мама успела увидеть только первую часть фильма — «Туфельки». Премьера была в русском драматическом театре Минска в день памяти Катастрофы, в здании которого до войны была хоральная синагога. Она была счастлива, что я наконец нашел свой путь и сделал что-то важное. Когда весь зал встал в минуте молчание — это было наше мощнейшее совместное переживание. Мама и папа сказали, что гордятся мной. Что может быть важнее для сына.
— «Свидетели» — это альманах из трех новелл: «Туфельки», «Брут», «Скрипка», где главные герои — предметы и немецкая овчарка. Почему именно под таким ракурсом, именно таким кино-языком ты решил показать войну и геноцид?
— События отдаляются, восприятие притупляется, живых рассказчиков уже почти не осталось. К сожалению, для молодого поколения вторая мировая и Холокост становятся такими же далекими, как Бородинское сражение или истребление индейцев. Поэтому задача творца — создать такие яркие, живые, современные образы, которые бы смогли пробудить живое чувство и смогли сделать историю близкой и узнаваемой. Судя по реакции зала, а фильм каждую неделю показывается в разных странах мира — России, Европе, США, Японии, нам это удалось. Зритель не уходит равнодушным, возникает множество вопросов, начинается диалог — это для меня самое важное.
— «Свидетелей» снимали в различных странах: Россия, Беларусь, Чехия, Польша, Франция, Румыния, Израиль.
В «Туфельках» есть сцена в Освенциме, а в финальной новелле «Скрипка» возле Стены Плача в Иерусалиме. Как вам удалось получить разрешения на съемки в этих местах?
— А ещё Эйфелева башня, Брестская крепость, Бруклинский мост и куча другого. Сцены концлагеря в «Бруте» снимались на территории действующей тюрьмы в Бухаресте… Знаете, есть такая мотивационная шутка — в ней говорится, что по законам физики и аэродинамики шмель не должен летать, но он почему-то летает. Почему? Потому что очень хочет. Когда ты объясняешь людям важность идеи — они идут навстречу.
кадры из фильма "СВИДЕТЕЛИ"
— В мировом кинематографе существуют культовые фильмы о Холокосте: «Список Шиндлера» Спилберга, «Пианист» Полански, «Жизнь прекрасна» Бениньи, «Мальчик в полосатой пижаме» Хермана. Есть ли у тебя кино-ориентиры и кино-учителя? И как избежать штампов, говоря на такую непростую тему? Совет молодым кинематографистам от режиссера, чья новелла «Брут» попала в лонг-лист премии Оскар в 2015 году.
— «Туфельки» и «Скрипка» также участвовали в борьбе за главную кинонаграду в мировом кинематографе. Совет простой — не ждать, а начинать снимать. Я сам много времени потратил на рефлексию, страхи, разговоры о невозможности. Кино само себя не снимет — нужно действовать. Необходимо собрать единомышленников и просто сделать. Мы постоянно слышим, что нет денег на кино. Но что такое деньги — это оплата труда и каких-то услуг. Если вы хотите реализовать свой гениальный замысел, то не обязательно иметь деньги, то вы можете вовлечь в свою идею кого угодно — актеров, владельцев оборудования, спонсоров. Это вопрос вашей страсти. Поверьте, если бы люди делали все только за деньги, то мир бы не крутился. Глупость скажу, но секс по любви гораздо ярче, чем любовь за деньги. Поэтому всегда найдется тот, кто тебя поддержит. Нужно просить. Трое откажут — четвертый согласится. Это что касается делания. А если говорить об идее, то, конечно, нужно снимать только то, за что ты реально болеешь, что тебя максимально вдохновляет.
Я много у кого учился и продолжаю учиться, но примером для подражания для меня является Александр Наумович Митта. И это не только о кино. Это материал для отдельной статьи.
—  Сейчас ты приступил к съемкам новой ленты под рабочим названием «Кадиш». О чем будет эта картина и когда ждать релиз?
— «Кадиш» — это полнометражная версия третьей новеллы «Скрипка». Здесь мы более подробно выясняем о чувствах, которые беспокоят главных героев фильма — наших современников, через которых идет повествование, и глубже погружаемся в историческую часть. На дистанции короткого метра невозможно ответить на все вопросы зрителя. Буду честным — я бы с удовольствием снял бы сериал о своих героях и изучил бы каждую линию их непростых отношений. Возможно, мы еще вернемся к этому.
— Ты из многонациональной семьи, о чем часто говоришь. Твой отец — вьетнамец, мать — еврейка. Есть ли у тебя мысли углубиться в историю Вьетнама и снять кино о событиях войны в Индокитае?
— Да, я начал работать над проектом, посвященным Вьетнаму и за основу взял историю выдающегося советского режиссера и кинооператора-фронтовика — Романа Кармена, который в 1954 году снял культовый документальный фильм, который так и назывался «Вьетнам» и популярен там до сих пор. Мы всегда знали выдающиеся фильмы американских режиссеров, но взгляда с «той стороны» ни разу не было. Видимо, тема ждала меня.
— В 2011 году ты поступил в Нью-Йоркскую академию киноискусства. Что дала тебя американская школа и чем отличается западное кино-образование от учебы во ВГИКе?
— Во ВГИКе я учился в сценарной мастерской Валентина Ежова и очень благодарен ему и другим педагогам за этот опыт. У нас копают долго и глубоко. Не обязательно закончив ты станешь сценаристом, но образованным человеком и фундаментальным кухонным мыслителем — точно. А американское обучение о другом. Это профессия, в которой люди зарабатывают деньги. Это технология в первую очередь. Там очень ценится время и за короткое время ты делаешь огромное количество работ. Главное, я считаю — снимается страх перед неудачей. Одним словом, у нас учат «на гениев», у них готовят ремесленников. Процент гениев везде одинаковый, а вот с ремесленниками — проблема. Но сейчас это вопрос не актуален. Мне кажется, что сейчас сценарная школа в России переживает свой рассвет и скоро появится поколение крепких сценаристов.
Ваш замысел - это вопрос вашей страсти.
—  В мае этого года в российской столице уже в четвертый раз прошел Московский еврейский кинофестиваль, продюсером которого ты являешься. Как возникла идея создать такое мероприятие и кто вам помогал?
— Мы делаем этот фестиваль с моим партнером — Егором Одинцовым. Он является генеральным продюсером и идеологом фестиваля. Наши фильмы прошли с успехом на многих еврейских фестивалях в мире. И мы увидели, что в каждом городе, где есть хотя бы три еврея — они собираются вместе посмотреть кино и обсудить его. А в многомилионной Москве такого фестиваля не было. Мы просто заполнили недостающий пазл. Задачи у нас простые: собрать самое лучшее кино на еврейскую тему за последний год и показать это максимальному количеству евреев и тем, кто только готовится им стать, на лучших площадках Москвы. Уже по традиции, в этом году мы открывались аншлагом в первом зале «Каро Октябрь» (самый большой зал в стране) фильмом «Отрицание» с Рэйчел Вайс в главной роли. Председателем жюри был продюсер Александр Роднянский, главным гостем — голливудский продюсер и режиссер — Бретт Ратнер. В программе было более пятидесяти фильмов. Наш фестиваль посетило более восьми тысяч человек. Вот такие скромные факты. Нам помогают все. Многие, правда еще не знают об этом. Думаю, что в следующем году на наше пятилетие мы сможем приятно удивить прихотливого московского зрителя и сделать большой праздник кино.



—  В юности ты пробовал себя в качестве актера, почему не продолжил играть? И можно ли тебя будет увидеть в эпизоде в своих будущих фильмах, или ты из тех режиссеров, которые всегда сугубо за кадром?
— Это был путь к режиссуре. Зная изнанку актерской профессии мне гораздо проще коммуницировать с актерами на площадке. В фильме «Туфельки» я снял свои ноги камео в роли ног фотографа у Эйфелевой башни. Остался очень доволен своим исполнением. (Смеется).
Не пошло в первую очередь из-за неординарной внешности. В театре никаких ролей кроме Маугли и немых воинов в массовке монголо-татарского ига мне не предлагали. Потом когда появились сериалы, то было пара предложений играть мафиози и криминальных персонажей. Но их же всегда убивают, а мне очень нравится жить.
— Ты живешь на две страны: Россия и США, твоя семья - в Америке, а работа - в Москве. По каким вещам ты скучаешь, находясь в Штатах и, наоборот, чего тебе не хватает в Москве?
— Я никогда не скучаю. Мне некогда. И мне везде одинаково хорошо. Это вопрос внутреннего выбора.
В России учат «на гениев», в Штатах готовят ремесленников.
— Думал ли ты о репатриации? Что ты чувствуешь приезжая в Израиль?
— Я ведь не просто снял финал фильма, который делал семь лет у Стены Плача. Видимо автор хотел этим что-то сказать… Израиль уже стал неотъемлемой частью моей жизни. Каждый год количество дней проведенных в Израиле увеличивается. Сейчас готовлю документальный проект. Также мечтаю снять большой исторический сериал об Иерусалиме.
— 5 главных слов в твоей жизни.
—  Мама, Семья, Дети, Кино, Любовь, Б-г. Больше получилось? Такой человек…
P. S.
Моя Москва
Это любовь со второго взгляда. Говорю абсолютно искренне — Москва с каждым годом нравится мне все больше и больше. И я надеюсь, что скоро мне удастся признаться в любви к этому городу, выпустив картину.
Мои travel-маршруты
— сплошное безумие. В прошлом месяце я был в нескольких штатах США, Японии, Мексике и России. Был год, когда у меня было 88 перелетов. Если честно очень хочется посмаковать каждое новое место, но, к сожалению, пока не получается.
Top 5 фильмов от Константина Фама
"Пролетая над гнездом кукушки" Милоша Формана, "Полуночный экспресс" Алана Паркера, "Андрей Рублев" Андрея Тарковского, "Догвиль" Ларса фон Триера, "Бердмэн" Алехандро Гонсалеса Иньярриту. Ну, и «Туфельки», конечно.
трейлер фильма "Свидетели" (Witnesses, 2018)
Интервью провела: Дарина Грибоедова
Фотографии: пресс-служба фильма "Свидетели"
Поделиться с друзьями:
Читайте также:
Слушайте подкасты: