АПРЕЛЬСКАЯ СУББОТА И БАЛТИЙСКИЙ ТЮЛЕНЬ
Море сегодня спокойное. Еле-еле колышутся волны. Бреду по пляжу, песок засыпается в кроссовки. Жарко. На солнце все +20, наверное. Но купаться в апреле в Балтийском море — дело рискованное. Впереди никого. Белый песок, синяя вода. Час дня. Безмятежность. Даже чайки не кричат. Нахожу два прозрачных стекла, отточенных морем до гладких краёв. Они похожи на льдышки, что были здесь в декабре. И ещё камень, обычного серого цвета, но с дырочкой — его можно покрыть глазурью и носить, как кулон.
Автор материала
Вдруг слышу, меня кто-то окликает: «Девушка, девушка! Стойте, подождите!» Оборачиваюсь и вижу мужчину в годах, похож на армянина. «Там Балтийский тюлень на берег вышел, мааааленький такой! Идите, посмотрите, это очень редкий случай! Только близко не подходите — удерёт. От меня вчера сбежал». Спасибо! Конечно, мне хочется увидеть маленького тюленя. Я разворачиваюсь и иду обратно. Издалека вижу, что на песке действительно кто-то есть, а ещё есть две тётушки в годах, которые держат в руках телефоны, видимо с уже включенными камерами. Подхожу ближе. Вернее, сажусь на корточки и крадусь, помня совет прохожего. Тюлень и вправду ещё маленький. Весь в песке. Шерсть серого и белого цвета вперемешку, смена идёт, наверное. Он то смешно заваливается на бок, то выгибает кверху задние плавники и смотрит большими, черными, влажными глазами. Милая усатая морда. Женщины активно снимают, я тоже решаю записать видео. На память. И тут замечаю: на морде у тюленя что-то блестит. Приглядываюсь.

Бедный малыш поймал рыбачью снасть! В верхней губе у него плотно засел крючок, из которого тянется леска с грузилом. «Так вот почему ты второй день подряд на берег выходишь — помощи просишь», — думаю я.

Озвучиваю женщинам то, что заметила. Они начинают причитать, мы знакомимся. «Елена, Москва-Франция», представляется блондинка. «Тамара, я из Калинининграда, велосипедистка». Хорошо в 60 лет быть велосипедисткой или путешественницей. Тоже так хочу. Тут возвращается «армянин»: «Ну что, поглядели? На видео успели снять?» «Да у него крючок с леской в губе, ему помощь нужна!» — говорю я. «Давайте подумаем, как ему помочь. Он для этого на берег вышел. Есть не может, наверное». Тюлень издает скулящий звук и закрывает глаза. Помощь точно нужна.
«Алло, мужчина, здравствуйте! Здесь на берегу Балткосы раненный тюлень. Ему нужна помощь. К кому обратиться?» Получаю номер телефона экстренной службы Балтийска. «Алло, добрый день! Здесь на берегу раненный тюлень, нужна помощь!» Спрашивают, где именно мы находимся. Полуразваленный бункер на берегу — ориентир. «Знаете, мы по таким случаям не выезжаем. Некому выезжать. За деньги тоже не выезжаем. Говорю же, некому». «Ну, а что же тогда делать? Он умрет от голода, если ему не помочь!» В трубке тридцатисекундное молчание. «Сейчас передам в калининградский зоопарк, может, они вышлют специалистов. Надеюсь, не уйдёт он, пока они приедут. Я вам перезвоню». Сидим на песке, жарко. Тюлень лежит, но одним глазом контролирует каждое наше движение. Прошел час. Никаких звонков. Шерсть у тюленя высохла, теперь он не похож на кусок грязи. Периодически он пытается вытащить плавником то, что ему причиняет боль, но ничего не выходит. Издаёт жалобные звуки. Пытаемся приблизиться — шипит. «Армянина» зовут Виктором, он недавно купил здесь квартиру, прямо на Косе. Он просит меня звонить всем, даже губернатору. А потом у него получается так близко подползти к тюленю, что он обрезает край лески с грузилом. Ну хоть так, хотя бы грузило не будет тянуть. Как он его уговаривал! «Не бойся, не бойся, мой хороший. Дай мне подойти, я помогу тебе. Помогу. Дурного не хочу сделать. Да не шипи ты, я же по дружески к тебе». Тюлень шипит, но остаётся на месте. Зубы у него, надо сказать, уже не маленькие, как у крупной собаки, острые. Руку в момент перекусит.
У меня звонит телефон. «Екатерина? Связался с зоопарком. Сегодня суббота и ехать некому. Могу дать номер телефона заведующей, Светланы Ивановны. Она сказала, что вы можете ей позвонить» Ну, давайте. Хотя я сомневаюсь, что она чем-то поможет. Звоню. Светлана Ивановна говорит не подходить к дикому животному, просит прислать фото тюленя и спрашивает, нет ли у него метки на голове. Интернет на Косе работает плохо, я тщетно пытаюсь отправить фото, потом бросаю это занятие. Нужно сами что-то делать. Окружить, прижать к земле, закрыть пасть и вытащить крючок. Но только вот с силами проблема. Тамара с Еленой не удержат, мы с Виктором в принципе можем, но это не точно. Тюлень ведь сильный и точно будет защищаться. Виктор предлагает попробовать загнать тюленя в мой рюкзак и отвезти в Калининград на машине.
Выкладываю всё из рюкзака, начинаем окружать беднягу. За целый день нахождения на солнце, у меня голова кругом. Всё кажется нереальным: море, тюлень, люди. Блестящий крючок в тюленьей морде. Держись мой хороший, мы поможем, во чтобы то ни стало.
Неожиданно из-за дюн появляются двое молодых людей и мальчишка лет пяти. Зовём их к себе. Они осторожно подходят. «Что у вас тут?» Мы наперебой начинаем рассказывать. Парень постарше говорит: «Я биолог. Тюлень, конечно, выглядит не очень, наверное, не ел уже несколько дней, худой». Дальше события развиваются стремительно. Евгений, так зовут второго парня, накидывает на тюленя куртку, прижимает его коленями к песку, держит пасть. Тюлень пытается вырваться, я бросаюсь помогать — тоже прижимаю его к песку. Так и сработали: Женя пасть держал, я помогала зафиксировать тело бедолаги в одном положении. А Виктор-биолог доставал крючок.
Вначале он обрезает леску у основания крючка. Рана-то уже загноилась. Тюлень сопит. Я чувствую, как его тело готово вырваться, если хоть на долю секунды ослабить хватку. Витя тянет крючок в одну сторону — никак. В другую — тюлень скулит. Мы держим. Придется с силой вытаскивать через более широкий край. Несколько секунд и крючок на свободе. Из раны сочится кровь. Дырка вроде небольшая. Море вылечит, заживёт. На счёт три отпускаем тюленя и отбегаем в сторону. Он на всех парах несётся к воде, откуда силы взялись! Только хвост и мелькнул в волнах. Давай, отъедайся там. И будь поосторожнее с рыбаками.


И пусть всегда будет так, чтобы люди умели объединяться для добрых дел.
Поделиться с друзьями: