Меню
WANDERLUST

Венеция

Красота жизни
Sveta Shedina
Город внушает чувство абсолютнейшей свободы, буквально вынуждая делать то, чего обычно себе не позволяешь.
Я никогда не пою на улицах в голос. То есть "никогда не" было до Венеции. А здесь, стоило случиться сумеркам, гастрономическому разврату и присутствию соучастника - понеслось. Началось робко, с нежной "Moon River" под тихое колыхание каналов, но вскоре эволюционировало в беззастенчиво-шумное исполнение пронзительно-романтического хита группы Лесоповал, про то как белый лебедь на пруду качает павшую звезду. Беспощадный факт: я помню каждое слово этой песни. Каждое. Тут, конечно, виновато деревенское детство: местных мужиков под водочку на лирику регулярно пробивало; впилось в память. Как хорошо, что об этом только венецианским закоулкам известно!

Когда в Венеции пасмурный день хочется предаваться тоске и думам о вечном
Ну например,
о красоте жизни пред неизбежностью смерти
Регулярный водный автобус с ветерком добрасывает желающих до острова мёртвых, в мир, где время напрочь утратило свою ценность, спешить тут некому и некуда. Кремированные католики аккуратно распределены по ячейкам длинных шкафов, православные преданы земле. Большинство здешних обитателей почило уже давно - в начале прошлого, а то и позапрошлого века, к ним нынче вряд ли кто-либо наведывается.
Первым рядом после входа расположены крошечные надгробные плиты, на каждой из которых сидит по задумчивому мраморному ангелу: здесь покоятся маленькие дети, жизнь которых оборвалась ещё до того, как они успели что-то сказать миру. В дальнем углу стоит пара обветшалых от времени скульптур. Под ними родные братья: умерли в 60-х, с разницей в два года, оба прожили лишь по несколько месяцев. На вопрос "почему?" у ветхих ангелов ответа, конечно, нет.

На острове почивших всего четыре именных указателя и три из них ведут к вечным покоям наших соотечественников - Бродского, Дягилева, Стравинского.

На могилу Дягилева балерины приносят связки подписанных на разных языках пуант, справа покоится Стравинский рядом с любимой женой Верой. Пространство Бродского наполнено свежими цветами, среди них стоит железный ящичек, в который поэты и сочувствующие вкладывают листочки со своими стихами. На благословение.

Основная доля посетителей этих могил никогда не была лично знакома с теми к кому приходит, однако чувствует благодарность и родство. Импульс жизней ушедших вдохновляет новые поколения.

Будет день и мы присоединимся к уважаемым господам с острова, но пока есть энергия и время, нелишне делать красивое и заниматься любовью. Вещи помельче вечность, кажется, совсем не интересуют.

Верю, что правду гласит надгробие Бродского:
Letum non omnia finit
Смерть это не конец
Напишите комментарий