Меню
№ 2: Как подготовиться к Burning Man
Подкаст с Женей Филатовой
Получить на почту список рекомендаций Жени из подкаста
Фоторепортаж Жени с Burning Man
Описание подкаста
Друзья, мы представляем второй эпизод из серии #ПодкастВандерласта. Его суть — общение с людьми, которые живут и думают иначе, вдохновляя на новые идеи, а еще лучше — действия.

Во втором эпизоде подкаста мы общаемся с талантливым фотографом Женей Филатовой о Burning Man. Если вы интересуетесь событием, то наверняка видели её космические фотографии в статье «10 заповедей Burning Man». В подкасте мы поговорим о том, как подготовиться к фестивалю: когда и где покупать билеты, что взять с собой, какие запланировать расходы, и, конечно же, узнаем, что происходит после открытия.

Мы очень-очень хотим узнать, что вы думаете о подкасте, поэтому оставляйте отзывы и жмите ❤️, если подкаст вам понравился.

Света Шедина
Редактор подкаста
Поболтали с девочкой в маске кролика о Burning Man. Для меня стало открытием, что там есть свой детский сад. Детям нравится)) Сложно представить, какие мысли заполняли голову сейчас, если бы я каталась на этот фестиваль во время школьных каникул.
Если материал вам понравился, расскажите о нем друзьям. Спасибо!
Комментарии
Как оставить отзыв на подкаст в iTunes
И что делать, если отзыв не отправляется
Текстовая версия

№ 2: Как подготовиться к Burning Man

Привет. Добро пожаловать в наш подкаст. Меня зовут Света, я редактор журнала «Вандерласт». А это наш второй эпизод из серии подкастов. Здесь мы общаемся с людьми, которые живут и думают по-другому. Их опыт вдохновляет на новые идеи, а ещё лучше — действия.

Сегодня мы поговорим с талантливым фотографом Женей Филатовой о событии Burning Man. Если вы интересуетесь фестивалем, то наверняка видели её космические фотографии в статье «10 заповедей Burning Man». В подкасте мы поговорим о том, как подготовиться к фестивалю — когда купить билет, что взять с собой, какие запланировать траты, и о том, что происходит на самом событии. Жмите на «сердечко», если подкаст вам понравился! Нам будет очень приятно. Если у вас остались вопросы, задавайте их под постом, мы с Женей обязательно на них ответим.

Ну что, поехали?
— Сегодня с нами Женя Филатова. Женя, привет!

— Привет, Света!

— Сегодня мы с тобой, Женя, поговорим про то, как собраться на Burning Man и что там вообще происходит, чего ожидать. Уже скоро — 27 августа — начнётся Burning Man 2017. Какой-то безумный ажиотаж в этом году: все хотят туда попасть.

— Странно, что ажиотаж в этом году. Потому что в прошлом году было как раз 30 лет этому фестивалю. Не знаю, почему в этом все так захотели резко.

— Я видела очень много крутых проектов, там Temple в этом году очень красивый, такой нереальный какой-то, космический. Ты была в прошлом году. Скажи, почему тебе вообще хотелось туда попасть и насколько сложно это было сделать?

— Ну, я почему захотела — на самом деле очень-очень давно видела фотографии с Burning Man, когда ещё была маленькая, и даже не знала, что это фестиваль. И я просто обомлела от этих фотографий. Это какая-то другая планета была. Бесконечная пустыня — это арт-кары, костюмы и просто освещение божественное. И я подумала, что, наверное, невозможно туда попасть. Но потом, смотрю, и вроде повзрослела, и все знакомые начали туда ездить, но всё равно мне казалось, что сложная организация и непонятно, как туда попадать. И вот в прошлом году, когда я была в Нью-Йорке, смотрю — у меня подруга выложила фотографии в Instagram, и подписала, что скоро будет пыльно (в таких очочках она была). И я ей написала, что тоже очень хочу попасть. Подруга молодец: она взялась за меня и начала мне помогать зарегистрироваться и покупать билет, в принципе.

— А в какой момент ты вот эту фотку видела? Я знаю, что первые продажи в январе.

— Я увидела в начале лета. Но всё равно я ничего не смогла купить. И купила билет в последний… вот за два дня до отъезда, на craigslist — с рук, за 600 долларов. Вообще билеты на распродаже стоят 390 долларов. Света, там 70 тысяч билетов, то есть в фестивале участвуют 70 тысяч человек. Но, разумеется, хотят участвовать гораздо больше. И поэтому покупка билетов — вообще-то, сложное дело. Сперва надо регистрироваться на сайте, потом регистрироваться на каждую продажу. Продаж несколько. Первая продажа — это presale, там 5 тысяч билетов. Она начинается в начале февраля. И стоят билеты где-то… не где-то, а ровно 990 долларов и 1200 долларов. Можно купить восемь билетов в одни руки, и четыре пасса на машину.

— Интересно, что получается: в первую продажу ты покупаешь дороже, чем ты можешь купить потом.

— Ну там есть ещё одна продажа в апреле, тоже по 1200 долларов билет стоит. В общем, тут удивительные продажи на самом деле. Непонятно, почему так, почему они так решили. 1 марта начинается ещё одна продажа, называется Directed Group Sale. Там 26 тысяч билетов. И каждый билет стоит в этом году по 425 долларов, и ещё 80 долларов стоит pass на машину. Ты можешь купить два билета в одни руки и один pass. Потом в конце марта ещё Main Sail, где 30 тысяч билетов. Всё то же самое — столько же стоит. И в начале августа — OMG Sale. Там всего две тысячи билетов, тоже стоят 425 долларов. Но смысл в том, что, во-первых, перед каждой продажей есть регистрация и нужно её не проспать тоже. Ты не можешь начать покупать, если ты до этого не зарегистрировался в определённое время. И написана на сайте табличка: в какое время, в какой день начинается эта продажа. И ты должен поставить себе будильник, потому что там время Сан-Франциско указано, и прям ровно-ровно, секунда в секунду начать покупать. Нажимать «перезагрузить», «перезагрузить» страничку.

— Потому что в это время тысячи людей по всему миру то же самое делают.

— Именно так. И, в общем, если на три минуты опоздаешь, то купить билет уже не представляется возможным. Ещё надо помнить, что вот эта цена указывается без таксы. А в Америке всегда всё с таксой. То есть это ещё немножко там долларов прибавится. Но ещё есть программа STEP. STEP — это когда кто-то не хочет ехать в итоге, кто купил билет, и он перепродаёт, а ты покупаешь. То есть, если не успел купить, ты можешь встать в очередь в этот STEP, и тебе всё-таки ещё может повезти.

— А там как-то распределяются эти билеты по категориям? Допустим, всё равны или, например, есть какие-то билеты поближе к Temple?

— Все равны. Все равны. Слушай, поближе к Temple… ну, не совсем к Temple получается — к playa, поближе к первой линии. Например, наш лагерь стоял на первой линии, потому что, во-первых, уже несколько лет лагерь ездит туда, а во-вторых, мы строили объект. Но я думаю, что это не от продажи билетов именно зависит. То есть и за 1200… Просто у тебя больше шансов, что…

— Ну, то есть это зависит от того, насколько ты приезжаешь рано на фестиваль.


— Нет. Там распределяются места, я так понимаю.

— Заранее, то есть, да?

— Угу. Ну, то есть мы строили объект. И лагерю дали это место за хорошее поведение, видимо. Вот.
— Короче, хочешь быть поближе к действу — строй объект. А вам нужно было этот объект как-то сабмитить заранее — рассказывать организаторам, что вы хотите построить? Или вы просто приехали и начали это делать?

— Конечно нужно. Я, как всегда, была самый неподготовленный человек. И я только уже на месте узнала, что это будет за объект. Мы строили кроссворд. Нужно было очень много рисовать, красить доски, пилить и так далее. То есть мы целую неделю первую, до начала Burning Man, его строили. И я думаю, что, конечно, там сначала показывается эскиз и утверждается. Объект должен быть, как интересный, так и безопасный людям, чтобы они могли туда залезать, и всё такое, и ничего с ними не происходило.

— Давай вернёмся тогда ближе к подготовке. Всё равно мы ещё, допустим, не приехали на Burning Man, что же нам нужно сделать до того, как приехать?

— Во-первых, в общем, сначала покупается билет. Если вы его купили — вы вообще супермолодец, классно.

— Да, и вы счастливчик, на самом деле.

— Да, счастливчик. Тут же надо арендовать вам либо машину, либо RV. Машина стоит — мы платили 500 долларов за две недели, я так понимаю.

— А RV — это такой типа домик на колёсах?

— RV — это минивэнчик такой. То есть дом на колёсах. Они бывают разные. Я в этом году посмотрела, что от 100 до 300 долларов в день примерно стоит. Но там есть все удобства — должны быть, по идее — и кондиционер, туалет, и душ, и кухня, и всё такое. Но мы экономный вариант использовали.

— Ну, то есть на семь дней минимум 700 долларов на машину надо потратить где-то?

— Примерно так.

— А, если ты 14 дней хочешь потусить, то вообще 1400. Это такой ещё достаточно экономный, наверное, вариант?


— Примерно так, да. Ну и вообще, я тут посмотрела, сколько стоят билеты до Сан-Франциско из Москвы — туда-обратно стоит 65 тысяч с пересадкой. Вот, а потом ещё вам от аэропорта до Блэк-Рок, пустыни, ехать 566 километров. И вам нужно останавливаться где-то в мотелях и так далее, а также купить по пути обязательно велосипед себе. Ну, вообще всё, что нужно купить в Walmart, сейчас перечислю. Это список. Да, я написала себе даже список.
— Давай список.

— Вот, когда я ехала на Burning Man, Света, я не писала никакого списка, не знала ничего вообще. Хорошо, что мои друзья всё знали и мне нужно было просто следовать их инструкции. Да, теперь уже и я всё знаю. Специально для интервью подготовила.

— Ну, мы поделимся списком с нашими слушателями. Да, можно будет скачать список от Жени. Мы прямо сейчас записываем подробно.

— Записывайте. Во-первых, нужно купить обязательно велосипед. В Walmart прямо перед Burning Man продаются очень-очень много велосипедов. Они прямо специально закупают: знают, что все там будут рады этому.

— А куда потом девать этот велосипед?

— Велосипед мы потом сдали в хранилку. Но, можно, его, наверное, выбросить. Ну назад ты с собой вряд ли повезёшь велосипед. Там просто 11 тысяч километров квадратных территория.

— Ого.

— И без велосипеда вам будет грустновато. Потом нужно купить продуктов на неделю. Но это уже вы сами решаете — алкоголь, продукты — что вы там едите конкретно. Нужно купить спальник, ну либо с собой взять. Но у меня, конечно, ничего не было, нужно было всё купить. Надувной матрас — если вы, конечно, не в RV едете. Потом, обязательно — светяшки, гирлянды и всякие катафоты, которые крепятся на велосипед и на вас. Потому что это не только для красоты, но ещё и для безопасности. Ночью очень-очень темно, ничего там не освещается — пустыня, звёзды только потрясающие. И чтобы на вас не наехал art car, если вы случайно заснёте вдруг в пустыне после угара какого-то, то, в общем, светяшки — это обязательная штука. Потом нужно купить воды, из расчёта 5–6 литров на человека в день. Потому что вы этой водой будете мыться, пить и готовить на ней. Потом ещё нужны очочки от пыли и просто очки. Какой-то платок, повязка — тоже от пыли. Тёплые вещи какие-то. Причём тёплые вещи… из тёплых вещей нужна шуба. Во-первых, потому, что шуба красиво выглядит, в ней тепло и красиво. И когда она покрывается пылью, вы классный всё равно человек. Ребята вшивали туда, ещё готовились с Москвы, вшивали всякие гирлянды внутрь.

— Круто.

— Я абсолютно не знала, что нужна шуба. Узнала только в Сан-Франциско об этом. Вот…

— Пыталась найти шубу в Сан-Франциско?


— Я не пыталась. Я подумала: куплю я себе куртку в секонд-хенде. Купила куртку. Она сразу покрылась пылью и стала просто отвратительная, ещё хуже, чем была. Я её, в итоге, ни разу не надела. И просто мне кто-то одалживал шубу для красоты. Я не знаю, либо я очень рьяно танцевала, и можно было просто в тёплой кофте это делать.

— А кто-то в палатках каких-нибудь живёт или только в RV и в машинах?

— Да, в палатках тоже живут. Это самый дешёвый вариант — очень классно. Я расскажу. В общем, мы жили в юрте. Юрта стоит 800 долларов, по-моему, она стоила. Мы там жили вшестером. Специально заказывали эту юрту, чтобы нам её доставили туда. Ну не совсем туда, ребята её как-то довезли из Сан-Франциско тоже. И мы её сами сооружали. Это такая странная постройка, в которой, в принципе, не жарко и не холодно. Днём там градусов 40, наверное, а ночью 5 градусов. Очень дикий перепад. И ещё отовсюду звуки. То есть, если вы спите в палатке, то вам, в принципе-то, классно, но только жарко, холодно и громко.
— А, ну, видимо, надо какие-то затычки для ушей ещё взять.

— Да, затычки для ушей тоже можно взять. Солнцезащитный крем желательно взять. И костюмы обязательно. У меня не было костюмов, у меня была только маска. Очень повезло. Парень один ехал из Москвы. И я с ним списалась и говорю: «Встреться с моими друзьями, забери маску кролика». Вот, других костюмов у меня не было. Но некоторые ребята — в общем, все, у них было несколько чемоданов костюмов. Ну, было и по два костюма на день. И они готовились, покупали их, заказывали, шили.

— Ну, ты отлично выглядела в маске и в купальнике, и на велосипеде.


— Выкрутилась. Отлично выкрутилась. Да, маска подходит ко всему. На самом деле там ещё есть всякие секонды, где ты можешь тоже прийти и что-нибудь своё оставить, что-нибудь другое взять, так что…

— Прямо на фестивале, да? Получается, ты можешь прийти и там уже обменять?

— Прямо на фестивале, да. В некоторых кемпах, как мы поняли, есть прям комнаты с одеждой. В нашем кемпе такого не было. Но в некоторых ты просто приходишь и выбираешь себе сумасшедшие наряды на любой… каждый день новый. Но, конечно, сшить лучше, наверное. Индивидуально просто, и душу вложил в это.

— То есть тебе нужно взять ещё какой-то пул вещей, которые ты можешь обменивать на фестивале — потому что там нет денег. И вот ты взял какие-то свои платьишки, первый день поносил, а на следующий день пошёл и их обменял на что-то ещё.

— Так тоже можно делать. Но мы нечаянно наехали на этот секонд-хенд, не было с собой ничего особо обменять. Мне с утра кто-то подарил веер, по-моему, и я просто обменяла его на платье. Ну как-то так было. Ну, то есть там просто, да, действительно, все дарят.

— А скажи, вот если твои друзья не едут, но ты купил билет один — ты можешь себе найти там какой-то кемпинг, чтобы с ними вместе жить? Есть где-то какое-то сообщество, где ты можешь найти себе людей, которые с тобой поедут? Да, новые друзья.

— Новых друзей. ВКонтакте есть эти сообщества — можно искать, кто едет из Москвы, например. И, по-моему, на сайте Burning Man тоже такое есть, что ты можешь в какой-то camp вписаться. Но, думаю, надо такое заранее делать. Конечно, скорее всего, возможно приехать туда и с кем-то срочно подружиться и остаться, но лучше, наверное, заранее. Особенно если вы первый раз едете.

— Слушай, а как вы части объекта перевозили из Москвы? Или вы все материалы закупили уже на месте, в Сан-Франциско?


— По-моему, ребята на месте купили. Потому что материалов было немеряное количество. Это деревянные квадраты, из которых мы делали кроссворд. Ну да, всё на месте покупается, конечно. Просто столько не довезти. Вообще, объекты некоторые строятся прямо на месте, с нуля, как мы делали. Но некоторые привозят уже части объектов, если это какие-то невероятные скульптуры, прекрасные, и, тем более, арт-кары. То есть они практически готовое довозят и там уже на месте собирают.

— Я вчера, кстати, видела в Сан-Франциско на улице ехал такой старичок на велосипеде в форме дракона. И у этого дракона открывался рот, и там какие-то музыки звучали, и гирлянды. И я подумала, что он уже готов к Burning Man и уже едет в Рино.

— Класс.

— Скажи, пожалуйста, ещё такую вещь. А что нужно знать фотографу? Ты как профессионал подскажи: потому что очень много пыли, как защитить свои инструменты рабочие от этого?


— Вот это, кстати, интересный вопрос. Во-первых, фотографу нужно знать, что фотографировать вам там не захочется. Я просто ехала с чёткой мыслью, что просто сниму там великолепный репортаж. Но первое время мы, во-первых, действительно, строили объект этот всю неделю и даже больше — чуть-чуть мы застали сам фестиваль, с объектом ещё не успевали, очень старались. И, конечно, не до съёмок было. А потом мы ушли в какой-то дикий угар. Там просто фотоаппарат — это тяжёлая штука, за которой надо следить — глаз да глаз, как говорят. И когда ты хочешь расслабиться и там ездить по барам, веселиться, то тебе, в принципе, не очень хочется таскать его с собой. Потому что ты выезжаешь из кемпа утром, и ты вообще не знаешь, где ты окажешься через… вообще, что с тобой произойдёт — какое-то сумасшествие творится. И я первое время немножко боялась, действительно, за пыль. Потому что, говорили, что и айфоны там ломаются. Потому что мелкодисперсная пыль, очень такая странная, и что она забивается во все щели. И посмотрела на фотографов: некоторые из них в пакетах держали фотоаппарат, а некоторые просто фотографировали. И вот, как ни странно, те, кто держали фотоаппарат в пакетах, — они там первый раз были, и видно, что немножко так побаиваются. А те, кто выглядят вот суперклассно, и я к ним подходила, и спрашивала: «Ребята, у вас что, фотоаппарат не ломается?» Они говорят: «Слушай, я тут снимаю уже седьмой фестиваль, всё классно, ничего не ломается». И, в общем, я решила, что, наверное, так можно делать.

— И ты расслабилась, забила и фоткала так?


— Я достаточно расслабилась и достаточно забила, как ты поняла. Но я могу сказать, что, конечно, когда будет песчаная буря, то объектив менять не стоит в этот момент. Но, в принципе, я снимала прям в самую песчаную бурю, и до сих пор фотоаппарат работает, всё хорошо, без всяких пакетов. Тяжело просто в пакете, на самом деле. Ничего не понятно, что там крутить, и ручки выкручивать совсем сложно. А там не хочется сложностей никаких лишних, излишних. В общем, снимайте — всё классно. Люди все хотят фотографироваться, все весёлые, позитивные, и сплошная красота вокруг. Там просто ещё такой свет божественный. И получается… ну, например, в Москве у нас немножко смог такой, и мы этого не замечаем — привыкли. Но вообще в Америке, а тем более в пустыне, там какой-то очень чистый воздух и просто какое-то суперяркое освещение невероятное. А пустыня — она ещё белая и работает как отражатель. И поэтому там просто потрясающе! Поэтому, фотографы, вам очень повезёт, если вы туда поедете.
— Я так понимаю, что постройка объектов начинается до начала фестиваля. Вот когда вы приехали, чтобы начать уже строить объект, был ли там какой-то движ в это время? Или вы только и делали, что творили ваш объект?

— Мы, конечно, только и делали, что творили объект. Но уже тогда можно было, например, строить объект, и тут же подъезжает какой-то к тебе арт-кар, из него вылезают люди и начинают тебя кормить. Просто так. То есть, в принципе, уже люди на позитиве с того момента, как начинают строить. Но, конечно, ты много сил просто тратишь именно на стройку, и поэтому там нет никаких пока дискотек, ничего такого. Действительно: строишь — потом спишь. Вот так.

— А сколько вы дней занимались стройкой?

— Больше недели. Мы ещё застали пару дней, наверное, самого фестиваля — всё никак не могли доделать. Но это зависит от объекта на самом деле. Мне кажется, некоторые могут за три дня всё соорудить, если у них полуготовое. А некоторые, возможно, приезжают за месяц — и строят, и строят. То есть в зависимости от того, что вы там решили делать.

— Слушай, ну круто, вообще! Ну ладно, подготовились, велосипед взяли, RV взяли, спальник взяли, светяшечки есть, вода, очки, платочек, тёплые вещи, шуба, гирлянды — всё есть. Приехали на Burning Man. Что же мы там видим, чем люди занимаются, в принципе, целый день в пустыне? Вот для некоторых такой вопрос: а что там вот делать неделю на фестивале, в пустыне? Вокруг ничего нет.


— В общем, я так скажу. Я тут вычитала фразу, пока готовилась к интервью, что это «психоделический санаторий с игрой на выживание». Вот это, действительно, просто очень правда. Потому что, по идее, вот все говорят: фестиваль. Но это не фестиваль электронной музыки. Это вообще никакому определению не поддаётся, потому что это всё-таки город, большущий город — 70 тысяч человек, со своими правилами. И здесь нет спонсоров никаких, не приглашают специально музыкантов, нет денег — вообще ничего нельзя купить. Есть только за деньги кофе в Central Camp и лёд в Arctic (тоже кемп так называется). И люди делают… То есть люди создают Burning Man таким, какой он есть.

И это вообще ни разу не курорт! Потому что тебе приходится действительно много работать в начале (ну и, в принципе, во время). То есть многие люди волонтёрят, строят объект и там, не знаю, пилят, строгают, красят. Всё это на жаре, на холоде, ты можешь потеряться в буре, не знаешь, где твой дом. Но в то же время это какая-то беспредельная свобода, которая вообще в воздухе витает. И люди улыбаются. Очень классно, что все не похожи друг на друга, все стараются как-то выделиться. И чем больше ты фрик, тем больше люди тебя любят, наверное. И в то же время каждый творит сумасшествия какие-то, но всё это происходит мегакультурно.

Вообще, я думала, когда туда ехала, что фестиваль — это молодёжь. Но, оказывается, что там, в принципе, вот такой возраст людей — от 30 и старше, большинство. А некоторые с детьми приезжают. Творят всякую жесть. Но при этом там царит какая-то классная атмосфера и чистота. То есть там нет ни одной урны, например. В то же время люди ничего не сорят.
— А детям нравится, что происходит? Ты сказала, что с детьми люди приезжают.

— Детям прекрасно. Мне кажется, этот фестиваль просто реально для всех людей. Потому что, во-первых, там есть, оказывается… Это я тоже прочитала недавно, что в конце, по краям Burning Man там есть специальные детские сады, где даже рано ложатся спать и не так долбит музыка. Так что… Ну, конечно, детям нравятся объекты и всё такое. Я видела самый классный арт-кар, по моему мнению (у меня на фотографиях можно посмотреть). Там мальчик такой шестилетний, едет в капкейке. То есть арт-кар в виде пирожного. Я вот думаю: «Вот насколько же классно ребёнку, когда он может по пустыне рассекать в шесть лет в пирожном. Это просто очень круто!

— Моё советское детство сейчас просто в шоке от того, что ты рассказываешь.


— Да, поэтому у них open mind, в принципе. Они столько всего насмотрелись! И при этом всё это действительно культурно как-то выглядит. Ещё там нет интернета. Ну, он есть в одном месте, но никто не пользуется им особенно. И iPhone — только для того чтобы смотреть приложение Time to Burn, в котором написано, в принципе, в какое время где что происходит, какой диджей где играет, где какая медитация, где какие оргии и тому подобное. Вот. Но я вообще ни разу не пользовалась приложением. Во-первых, потому что мои друзья в кемпе, они очень хорошо разбираются в электронной музыке, они говорили: «Теперь мы идём сюда. Сегодня тут хороший диджей». Но и в то же время, ты как бы выходишь из кемпа, ты просто… Всё идёт не по порядку. Ты ничего не можешь планировать, это просто сюрприз какой-то постоянный.

— То есть люди даже настолько погружаются, что забывают в stories выкладывать фоточки в Instagram.

— А там ты не можешь в stories-то выкладывать фоточки. Тебе для этого нужно снимать, потом тебе нужно пойти вот в кемп специальный с Wi-Fi, и выкладывать. Но это так глупо — тратить время на то, чтобы что-то выкладывать в stories, потому что, ну, там жизнь происходит какая-то кипучая, как принцип этот — «здесь и сейчас». И нужно жить всегда так: здесь и сейчас. Но там так всё как-то ускорено, что ты не успеваешь вообще про интернет думать.
— Слушай, круто! Я знаю, что нужно ещё подготовиться вообще к жизни в пустыне и позаботиться о своём здоровье. Что бы ты порекомендовала, для того чтобы живым и весёлым с Burning Man вернуться домой? Что надо делать?

— Там ещё один из принципов есть, именно по тому, что ты сказала, — ответственность за себя. Ты должен всегда знать, что тебе нужно с собой, например, возить воду. Потому что 40 градусов жары, ты можешь оказаться непонятно где, ты должен всегда попить. И ночью ты должен, например, возить гирлянды на себе и шубу. И солнцезащитный крем днём, к примеру. Вообще ребята говорили, что нужно обязательно протираться салфеточками каждый день, чтобы пыль не расщепляла кожу. В принципе, под конец, действительно, двух недель уже думаешь: «Господи, когда же уже можно будет помыться нормально?» Но вообще мне было очень легко приспособиться к этому всему, потому что я в детстве в походы ходила, и мне казалось, что вообще нормально — жить в палатке, и холодно, и жарко — тоже нормально. И, в принципе, ты там перестаёшь думать о каких-то таких вещах. Ну, наверное, если ты всё время жил в городе большом и не привык к походам, то нужно иметь, наверное, аптечку с собой. Не знаю. Уже думать о том, что ты плохо переносишь. Это индивидуальная штука.

— Клёво! А скажи, пожалуйста, а вот доступ ко всем активностям, ко всем кемпам, он для всех есть? Или всё-таки есть какие-то секретные местечки, куда не все допускаются?


— Слушай, я прочитала, что есть секретные местечки. Но я их не видела.

— На то они и секретные.


— На то они и секретные, да. Слушай, ну там просто настолько всё разное! Есть и секонд-хенды, и танцполы, и бани всякие, библиотеки, маникюр, педикюр, бургерные. Суперразные объекты, в общем. Бары, кто-то пончики может делать. То есть всё что угодно может с тобой приключиться. И люди изгаляются как могут. Допустим, один раз я ехала по пустыне, очень устала, что-то очень жарко было. Фотографировать пыталась. Едет какой-то парень навстречу и говорит: «Хочешь пива?» А на playa вообще нет баров, то есть все бары — там, где люди живут. И это было так здорово! Просто очень в кассу попалось. Он говорит: «Я каждый год приезжаю, уже семь лет подряд. И вот такое придумал, что один езжу и раздаю пиво людям».

— Ну он у тебя паспорт спросил?

— Нет, он не спросил. Но вообще ты по законам штата должен всегда иметь с собой ID распечатанное. Ребятки клеили к кружкам: очень удобно. Сразу просто распечаточку к кружке — ничего не потеряешь, сразу тебе везде нальют. Спрашивают ID у всех, даже у 80-летних бабулек. У всех спрашивают.

— Ну правильно, мало ли! Может, просто она очень много тусила, и ей всего двадцать, да.

— Прожжённый бёрнер. Может.
— Ещё я знаю, что есть такой принцип: «Не оставляй следа». Вот как он реализуется на фестивале? Как можно от 70 тысяч человек не оставить следа? Люди реально этому принципу следуют, не мусорят?

— Да, так и есть. Слушай, на месте пустыни раньше было озеро, которое где-то тысячу лет назад высохло. И сейчас там такая поверхность, что туда даже не впитывается вода. То есть ты не можешь не только мыться, но даже руки помыть и пролить туда воду, даже чистую, потому что она просто не впитается. Единственный способ, чтобы она убралась — это она испариться должна. И ты не имеешь права ничего выкидывать, да, там нет мусорок. И, может быть, для этого ты должен таскать с собой кружку всё время, если ты хочешь в бары ходить — чтобы не было лишнего тоже мусора. То есть если ты что-то там куришь, ты бычки собираешь в кармашек. И все люди следуют этому правилу. Я ни разу не видела там никакую обёртку, никакого там банана, шкурку от банана. Меня это удивило. И в конце, когда мы собирали кемп, мне кажется, что мы оставили после себя место ещё чище, чем когда мы туда приехали. Потому что действительно у нас были грабли и всякие веники. Мы всё это, каждый миллиметр просто посмотрели, каждый волосочек подняли. Вот так. Так все люди и действуют.

— Слушай, то есть, получается, мыться за эти две недели можно не планировать.

— Нет, как же? Можно планировать. Там специальный душ — у нас был, например. То есть это такая палатка, внутри неё стоит поддончик, и ты кружечкой поливаешься. Но, знаешь, надо сказать, там не так часто хочется мыться. Во-первых, потому что когда ты помылся, то через просто три минуты ты снова такой же, как был. А во-вторых, там как будто бы не так сильно пачкается-то голова. То есть она классно выглядит всё равно: вся такая пыльная, красивая.

— Да. Но это же как сухой шампунь практически — пыль.

— Да, вот примерно так. Так и есть.
— Что бы ты вообще посоветовала, наверное, тем людям, которые собираются на Burning Man впервые? Что им сделать до того, как туда поехать, и что им сделать на фестивале? Какие у тебя на этот счёт есть соображения?

— До того, наверное, надо вот чуть-чуть больше готовиться, чем я. Потому что я даже не знала, что нужна шуба, и что нужны светяшки, и что денег потребуется в несколько раз больше, чем стоит билет. Хотя, может быть, и будет сюрприз какой. А там нужно просто расслабиться и пытаться быть собой, ни в чём себе не отказывать и просто посмотреть, на что ты, наверное, способен. Но никто тебя не будет ни к чему принуждать: если ты что-то не хочешь делать — конечно, не надо. А по прибытию ни в коем случае нельзя быстро рубить сплеча. Потому что многие начинают уходить с работы резко, потому что не понимают, насколько может быть общество потрясающее, насколько они могут себя по-другому чувствовать. И когда они возвращаются обратно на Курский вокзал, так: «О Боже! Что происходит с моей жизнью?»

— Вот это интересный, кстати, момент, да. Что ты туда съездила, и это может тебе очень сильно поменять мировоззрение, и тебе очень сложно будет вернуться к твоей обычной жизни. Да, я об этом не думала, но это действительно очень такой интересный момент.

— Там просто всё ещё так… Люди очень хотят друг другу что-то дарить и давать — безвозмездно. Это очень здорово. То есть ты никогда не приезжаешь на фестиваль, например для того, чтобы просто ходить в бары, ходить танцевать. А смысл в том, чтобы что-то сделать прекрасное для людей. И вот в обычной жизни нам такого тоже не хватает — безвозмездно хорошие штуки делать. И дарить не только подарки, но и своё позитивное отношение ко всему. То есть за это время мы ни разу вообще не услышали никакого злого слова, все такие радостные. И даже когда мы ехали обратно, мы отстояли гигантскую очередь — часов одиннадцать, наверное, стояли на выезде — нам могли просто постучаться в окошко люди и сказать: «Хотите дыню?»

— Ого!


— Просто нарезанная дыня к тебе пришла. Или там, например, туалеты стоят по дороге, и там ребятки тоже, которые просто стоят в этой очереди. Они тебе предлагают Sanitelle помазать руки. То есть это настолько потрясающие штуки!
— Просто в московских пробках это невозможно представить.

— В московских пробках невозможно, да. И все друг к другу очень толерантно относятся. То есть ты можешь заниматься йогой, бегать по утрам, тут же, рядом с тобой, люди, которые идут с party, сумасшествие какое-то творили, но ты всё равно им улыбаешься. В общем, Burning Man — для всех, кроме тех людей, кто не толерантно относится к кому-то. То есть если ты не готов видеть голых людей вокруг себя, то, наверное, это не твоё место. Во всех остальных случаях не может не понравиться. Просто не может.

— Очень круто! Какое у тебя самое такое сильное впечатление осталось от Burning Man?

— Вообще, когда Burning Man весь закончился, и мы в последнюю ночь собрались нашим лагерем возле костра… Мы вообще так ни разу не делали, потому что там не бывает ночи и дня, там просто какая-то круговерть событий происходит: ты спишь урывками, абсолютно не спишь — не знаю, очень странно всё. И тут мы все собрались, и каждый по кругу высказывал, что кому понравилось. Кто-то хотел познакомиться с этими диджеями, которые для них, прекрасными кажутся, они их знают. Кто-то хотел попробовать себя, что-то там превозмочь. А я именно ехала из-за картинки. Вот эти фотографии, которые я видела в детстве. И в последнюю ночь я действительно… Мы всю ночь гуляли и развлекались. И вот с утра я понимаю, что вот сейчас, пожалуй, стоит взяться за фотоаппарат, потому что ничего не снято, а ведь арт-каров завтра уже не будет. И вот поднялась песчаная буря, и восход. И просто я села на велосипед, покатилась. Был сильный ветер, и просто тебя сдувает, очень холодно. Но ты всё равно фотографируешь, потому что это настолько красиво — просто можно было кричать от восторга. Это непередаваемо. Просто ради этого и ехала. Потом у меня сломался велосипед. Посреди этой бури ты просто не знаешь, куда тебе ехать, думаешь: господи, где я сейчас нахожусь? Так устала, сутки не спала. И тут же рассеивается буря, сидят ребята — как двенадцать месяцев такие, возле костра, напоили меня чаем. Тут же велосипед сам починился — не знаю как, доехала до кемпа. Вот это именно, наверное, событие конкретно для меня — что я увидела красоту, тот свет, ради которого я и ехала туда. Вот. Но для каждого разное, конечно.

— Это потрясающе просто, Женя! Очень вдохновляет. И, блин, да. Надо говорить жизни — да! И доверяться случаю.


— Ой, там это просто, очень хорошо действует. Что именно… Во-первых, всегда говори: да. И очень быстро твои желания воплощаются в жизнь. Ну как здесь: ты что-то пожелала, через какое-то время, возможно… А там не возможно, а сто процентов произойдёт то, что ты себе напридумывал как-то: ускоренная жизнь там, такой magic. Наверное, потому, что все люди настолько энергично позитивны, что такая атмосфера царит классная, всё происходит хорошее.

— Очень круто ощущать вот эту коллаборацию, это единение всех людей. Ты понимаешь, что ты не один, а ты — вот эта огромная playa, она с тобой живёт, вы все думаете об одном и том же. Мне кажется, это очень здорово.


— Да, так и есть. В общем, я всем советую поехать туда. Это вообще прекрасная штука, которую нужно обязательно всем сделать в жизни: хотя бы раз побывать на Burning Man.

—Ну мы побежали покупать билет, наверное, уже на следующий год. Либо на этот — на Craigslist. Ещё, блин, три недели, вполне можно успеть.

— Вполне.

— Женя, спасибо тебе большое за твои советы!

— Спасибо тебе, Света, за интервью! Я очень много узнала, для того чтобы тебе это рассказать.
Я очень благодарна Жене за этот рассказ. Я надеюсь, что он окажется полезным вам при подготовке к фестивалю. А может быть, вдохновит на поездку, если вы сомневались. И check-list от Жени Филатовой про сборы на Burning Man можно скачать на сайте wanderlust.wtf в разделе «Подкасты».

Ну что же, второй эпизод подкаста подошёл к концу. Будем ждать вас на третьем. Пока-пока!

Подкаст Вандерласта

«Вне Шаблона» — это серия подкастов, где мы общаемся с людьми, которые живут и думают иначе. Их опыт вдохновляет нас на новые идеи и действия, помогая стать лучше.
Список подкастов

Рассказывает Таня Смирнова, основатель проекта Self-Unboxing

Рассказывает Женя Филатова, фотограф, автор статьи «10 заповедей Burning Man»