Меню
№1: Как сократить рабочее время до двух часов в день, улучшив качество жизни
Подкаст с Таней Смирновой
Получить на почту список рекомендаций Тани из подкаста
Описание подкаста
Наш первый подкаст мы записали с Таней Смирновой, создателем проекта Self-Unboxing. Таня уже шестой год проводит эксперимент с управлением временем и результат впечатляет: сейчас она работает по 2 часа в день и при этом комфортно себя ощущает в материальном плане.

В этом подкасте мы поговорим о том, как построить свой рабочий процесс так, чтобы освободить время для развития. Кроме разбора технических лайфхаков, типа правильного делегирования и постановки задач, мы докопались до более глубоких вопросов мотивации и смыслов.

Таня рассказывает про переход из успешной корпоративной карьеры «в никуда» без денег и про «дзынь» в сердце.

А также даёт конкретные техники:

— Как выйти из сложной ситуации.
 — Как работать со страхами.
 — Как автоматизировать процессы.
 — Как креативно подойти к решению задач.
 — Как не сходить с ума от нестабильности дохода на фрилансе.
 — Как привести дела в порядок.

В конце подкаста крутое упражнение для самостоятельной работы, дослушайте до конца или перемотайте — оно того стоит.

Это наш первый подкаст, и мы очень-очень хотим узнать, что вы о нем думаете, поэтому оставляйте отзывы и жмите ❤️, если подкаст вам понравился.

Если вы что-то не расслышали или не успели записать, воспользуйтесь текстовой версией подкаста.

Света Шедина
Редактор подкаста
Три недели назад Таня написала статью про то, как она работает по два часа в день и не страдает от этого. Кого-то статья вдохновила, некоторые посчитали, что статья — брехня. Такая противоречивая реакция, конечно, вдохновила нас на исследование темы в увлекательном формате аудио подкаста.

Для меня запись первого подкаста стала интересным опытом, который принес два важных вывода:

Вывод номер один: Держать рот ближе к микрофону.
Вывод номер два: Не заморачиваться. Я хотела сделать приятный для уха слушателя звук и приобрела специальный подкастерский микрофон, а Таня записывала на айфоновские наушники. Итог: Таню слышно лучше.

Надеюсь, вам понравится. Если расскажете свои впечатления, буду очень рада.
Подпишитесь на страницу Вандерласта в фейсбуке, чтобы получать анонсы новых подкастов
Если подкаст вам понравился, поделитесь с друзьями. Спасибо!
О проекте
«Жизнь вне шаблона» — это серия подкастов, где мы общаемся с людьми, которые живут и думают иначе. Их опыт вдохновляет на новые идеи и помогает стать лучше.
Как оставить отзыв на подкаст в iTunes
И что делать, если отзыв не отправляется
Текстовая версия

№1: Как сократить рабочее время до двух часов в день, улучшив качество жизни

Привет. Добро пожаловать в наш подкаст. Меня зовут Света, я редактор журнала «Вандерласт». А это первый эпизод из серии наших подкастов. Здесь мы общаемся с людьми, которые живут и думают по-другому. Их опыт вдохновляет на новые идеи, а ещё лучше — действия.

Сегодня мы поговорим с Таней Смирновой, создателем проекта Self-Unboxing. Таня уже шестой год проводит эксперимент с управлением временем, и результат впечатляет. Сейчас она работает по два часа в день и комфортно себя ощущает в материальном плане. В этом подкасте мы поговорим о том, как построить свой рабочий процесс так, чтобы освободить время для развития. Кроме разбора технических лайфхаков типа правильного делегирования и постановки задач, мы докопались до более глубоких вопросов мотивации и смыслов. Меня вдохновила эта беседа. Надеюсь, она понравится и вам.

У Тани интересная история трансформации. Обязательно послушайте подкаст до конца. Таня даёт очень крутую технику для самостоятельной «распаковки сознания», как она это называет. Время от времени нам всем это требуется.

Это наш первый подкаст, и мы очень хотим узнать, что вы о нём думаете. Поэтому оставляйте отзывы и жмите на «сердечко», если подкаст вам понравился.

Ну что, поехали!


— Ребята, всем привет! Спасибо вам, что вы слушаете наш подкаст. Сегодня с нами Таня Смирнова. Таня, привет!

— Привет, Света, привет.

— Мы сегодня с Танечкой будем обсуждать резонанс, который вызвала её статья про то, как сократить рабочее время до двух часов в день и при этом ещё и улучшить качество жизни; зарабатывать больше, а работать при этом всего лишь 7 процентов от личного времени. Таня, ты знаешь, некоторые люди не верят в том, что такое возможно. Поэтому я сегодня буду тебя очень подробно расспрашивать о том, как тебе удалось вообще к этому прийти. Что ты такое делаешь, чтобы управлять своим временем настолько эффективно. Скажи, пожалуйста, как ты вообще оказалась в этой ситуации и осознала, что можно жить как-то по-другому, работая не по двенадцать часов день и быть более эффективной. Можешь, пожалуйста, немножко рассказать о своей истории, о своём пути?


— Да, запросто. Это очень прекрасный вопрос. Спасибо, Света, за него. На самом деле до сих пор, когда я рассказываю про то, что я работаю по два-три часа в день, и что моя деятельность удалённая, я могу себе позволить не ходить в офис, — это до сих пор вызывает некий отрицательный больше эффект. Я, в принципе, стараюсь про это мало кому говорить. Но настал момент, когда я решила написать это в статье. И потом, ты ещё раз сказала это у себя, мы расширили эту статью. И конечно, я могу представить, что даже если бы у меня спросили пять-шесть лет назад: «Таня, представь, что ты работаешь по два-три часа в день и зарабатываешь столько же, а то и больше, и при этом можешь позволить себе работать в любой точке планеты?» — я бы сказала: «Ха-ха, представила! Спасибо, это невозможно!» и пошла бы дальше.

— Да, первая реакция — что за фигня? Да ладно! Это всё как в баннерах в интернете: «Зарабатывай удалённо за два часа в день миллион долларов». То есть это кажется, действительно… Первая реакция у человека — это отторжение. Только если с тобой пообщаться подольше, начинаешь понимать, что, во-первых, это реальность; во-вторых, Таня говорит честно и живёт именно так, как рассказывает. Но не буду тебя перебивать, рассказывай дальше.

— Нет, ты всё правильно говоришь. Я тоже это как какой-то разводняк воспринимала, пока не начала читать книгу Тимоти Ферриса «Как работать по 4 часа в неделю». Но даже когда я её читала, всё равно у меня внутри мой внутренний червь говорил мне: «Нет, ну фигня, разводняк. Да не может быть! Да ты потратишь всю жизнь, пока будешь стремиться к этой цели и потом всё равно не достигнешь и будешь несчастная, без денег, и всё будет ужасно». Но тем не менее червяк оказался не настолько большим, насколько моё желание попробовать. И я посвятила… дала себе некую разбежку в полгода, чтобы начать внедрять то, что было описано в книге Тима Ферриса. И я помню свой первый разговор с начальством: «Таня, какого хрена у тебя в почте сообщения, что ты отвечаешь на почту два раза в день!» Типа — ты тут нанята на восьмичасовой рабочий день, ты вообще должна быть на связи постоянно. На что я совершенно хладнокровно ответила, что у меня очень большой завал по работе. «Я понимаю, как это выглядит со стороны, может быть, вам кажется, что я ерундой страдаю, — но дайте мне возможность неделю поработать в этом режиме. И если моя продуктивность и эффективность вырастет, то мы оставим это. Если нет, то я уберу этот автоответчик из почты и мы больше не вернёмся к этому разговору». Начальник, конечно, покрутил у виска, сказал: «Смирнова, ты как всегда. Иди».

— Да, я в эту ситуацию очень верю. Я тоже работала в офисе, и я помню, что почта валится с одной стороны, а с другой стороны в группе рабочей в WhatsApp валится, с третьей стороны в Skype валится… И это бесконечный поток информации, которая действительно тебя уносит от той задачи, которую ты должен был выполнять в этот момент.

— Да, совершенно точно. У нас ещё отдельная сторона, откуда валилось: были люди, которые мимо тебя проходят и что-то там вспоминают. Или: «А что ты делаешь? Пойдём кофе попьём».

— Да, для open space это очень характерная тема.

— Именно, да. И, собственно, после того как я внедрила одно это простое даже правило, потом я прикоснулась к социальным сетям — а именно выключила все уведомления. И в принципе меня перестало что-либо отвлекать. Работа стала делаться не то что на каких-то 2, 5 или 10 процентов лучше — а в два, а то и в три раза лучше. То есть я просто быстрее успевала делать свои задачи. И я поняла, что у меня остаётся время на праздное существование, так скажем. То есть если раньше я тратила, условно, восемь часов в день, то я стала за четыре часа или за три часа в день справляться со всем объёмом задач.

Особо важно, что для меня было шоком, — что большинство задач, которые якобы надо делать, в процессе этот перерыва, там два-три часа, например, люди ждут, пока я им отвечу, — эти задачи просто отваливались и решались сами собой. Ими даже не надо было заниматься. И вот эти задачи как раз экономили, мне кажется, основной пласт времени, который я потом посвящала тому, что ходила и смотрела, где можно было бы поучиться. Потому что у меня было всё-таки желание внутреннее учиться. Ну и, собственно, потом я уже пришла к тому, что рискнула уволиться, начать работать на себя и поехать учиться.

— Давай суммируем тогда, как первый шаг к твоей свободе — это было ограничить количество раздражителей, которые тебя отвлекают от основной работы. Это такие прокрастинаторы, как соцсети, какие-то уведомления, постоянная проверка почты… А когда ты не занимаешься делом, внимание улетучивается. Мысль утоплена, она уходит на то, чтобы прочитать какое-то сообщение. И ты поняла, что не все задачи нужно выполнять: некоторые можно просто убрать, отложить на потом или вообще не делать — и результат хуже от этого не становился.

— Да, я бы это обозначила как шаг № 1. Но перед этим я бы ещё внедрила шаг № 0: это понять, что тебе нужна эта свобода. У меня было даже очень чёткое убеждение. Первое: работа — это не какое-то развлечение; ты должен пахать и впахивать, чтобы добиться каких-то результатов. И второе убеждение: это то, что любые деньги достаются потом и кровью. И эти два убеждения, пока я их не осознала, вот этот шаг № 0, что мне нужна свобода, — я просто не могла даже посмотреть в сторону того, чтобы налаживать свою эффективность или смотреть в сторону того, что можно зарабатывать много, или достаточно, или даже слишком много денег, не прилагая к этому настолько большие усилия, что ты выносишься вперёд ногами из офиса.
— А как это осознание к тебе пришло? Ты где-то увидела такой пример или прочла какую-то книгу? Откуда пришла тебе эта мысль? Потому что если ты, в принципе, находишься в компании людей, которые думают так же, как ты — то есть «нужно работать по выходным и праздникам, и только тогда ты чего-то добьёшься в жизни», — то сложно прийти к осознанию того, что на самом деле жизнь и счастье жизни в другом. Что тебя подтолкнуло к этой мысли, что ты хочешь жить по-другому, что ты сейчас живёшь на свободе?

— Это очень хороший, глубокий вопрос, и на него нельзя ответить однозначно. То есть нельзя сказать, что это было какое-то одно событие. Понятно, что это была цепочка событий. Это и книга Тима Ферриса, и я в принципе видела вокруг людей, которые не тратят особенно времени на то, чтобы заработать то количество денег, которое для них считается удовлетворительным. И поэтому оно как-то, наверное, как семечка, начинало прорастать, прорастать — и потом как обухом по голове ударило. Когда моя начальница попала в больницу, у неё случился микроинсульт прямо на рабочем месте, а она была моя ровесница — я поняла, что я могла быть на её месте. Просто у неё больше ответственность, больше было каких-то обязанностей, которые она должна была выполнять. Но тем не менее я очень сильно боялась увидеть себя на её месте. И этот страх взбодрил и заставил задуматься, посмотреть вокруг и понять, куда я вообще иду, тот ли это путь, по которому я хочу быстрее, выше, сильнее в этой компании, например, дослужиться. И что, я стану там вице-президентом? Не дай бог вообще, я не хотела быть вице-президентом этой компании!

И я задумалась: ну хорошо, куда я тогда иду и что я делаю? И это привело меня к некому эмоциональному срыву. Это действительно был тяжёлый период в жизни, когда ты просто срываешься на слёзы, на какие-то очень сложные эмоции, которые ты не можешь контролировать. И ты понимаешь, что если уж ты не можешь контролировать, то как вообще… Если ты не можешь эмоции контролировать, то как ты свою жизнь будешь контролировать?

И в этот период я просто собралась, написала заявление и поняла, что надо что-то менять в жизни, потому что так больше нельзя.

— Да, менять всегда страшно. Думаешь: а что я буду делать, а куда я пойду, а через месяц деньги закончатся… Как ты справилась с этим страхом перехода от того, что для тебя уже было понятно и привычно? От стабильности на работе как вот уйти в никуда?

— Да, страшно было на каждом этапе. Я помню тот период, когда уже заявление было написано. Я сидела в офисе и осознавала, что у меня на счёте не так много денег. На тот момент это было тридцать тысяч рублей, которые я сэкономила за полгода тоже страшными усилиями, не доставляющими никакой радости. И эти тридцать тысяч рублей ничем мне не помогали с точки зрения абсолютно меняющейся картины событий. То есть я не могла ни заплатить за учёбу этими тридцатью тысячами, я не могла ни полгода жить на эти деньги. Это была слишком маленькая сумма.

Но тем не менее внутри меня сидел гораздо больший страх: осознание того, что я никогда не узнаю, получится или нет, если я не попробую. Это даже был не страх, а некий трепет от того, что ничего не изменится. То есть я могу продолжать так же сидеть в офисе. Я знаю уже, что я это могу. И если я попробую, то я ещё узнаю, смогу ли я, например, выучить английский за два месяца; смогу ли я за полгода накопить нужную сумму, поступить в Hyper Island, куда я очень хотела уйти. Я смогу или нет? Ничего не предвещало, условно, беды. Понятно, что у меня были страхи. Я просто взглянула этим страхам в лицо и посмотрела: хорошо, а чего я так боюсь? Вот я сейчас сижу в своём офисе уютненьком, у меня зарплата ежемесячно. И чего я боюсь? Я боюсь, что я поеду учиться, например, языку в Лондон — и я не успею в нужное время сдать все нужные экзамены, получить сертификат английского языка? И я тогда не поступлю, и тогда мне придётся приехать обратно в Смоленск, жить у родителей. А это прямо фиаско. И все будут ходить и тыкать в меня пальцем, что я неудачница. Хорошо, обсудила этот страх сама с собой.

Второй страх: у меня закончатся деньги, мне придётся просить у родителей на билет или брать в кредит, чтобы вернуться обратно. И меня там депортируют, как бомжа с улицы… То есть какие-то такие сценарии начали проигрываться в голове. И когда они проигрались, они стали не такими страшными. Я подумала: ну okay, ну если так будет, я хотя бы узнаю, что я попробовала — не получилось. Ну, значит, попробую что-то другое. И тогда стало легче.

— Это очень крутая техника на самом деле: проигрывать свои страхи в голове. «А вот что будет, если я это сделаю?» Как правило, ничего суперужасного не будет, надо просто пробовать, действительно. Один страх — остаться и никуда не прийти, он победил все остальные страхи. Клин клином вышибают.

— Да. Это было, как пропасть передо мной открылась: что если я не попробую, я никогда не узнаю. И у меня это «не попробую и никогда не узнаю» как мантра в голове была. Мне было гораздо страшнее не попробовать, чем остаться в той ситуации и в тех обстоятельствах, в которых я уже знаю, что я могу и я справлюсь.

— Давай вернётся тогда к тем шагам, которые мы уже начали проходить, в плане повышения продуктивности и эффективности твоей работы. Мы уже рассказали про то, что нужно ограничивать количество раздражителей, которые на тебя влияют в процессе выполнения задачи. И вообще, количество задач возможно уменьшить. А что тебе ещё помогло освободить своё время для тех вещей, которые тебе нравятся, которые тебя развивают?

— Я думаю, что самым большим навыком, который я приобрела в ходе этого эксперимента, стало умение работать с задачей. Я тогда только начала читать методологию Getting Things Done Дэвида Аллена и немного совсем какие-то базовые навыки начала внедрять. У нас тогда в офисе был какой-то ажиотаж относительно его методологии. Все вот это Things скачивали, приложение. А я как-то для себя отметила, что оно есть, оно вроде работает, — но сильно не внедряла. И потом я просто была погружена в ситуацию, когда уже училась в Hyper Island, что у меня не было шанса не быть эффективной. То есть у меня было восемь-десять часов в день занятий, у меня было всего два-три часа, максимум четыре — если я очень хотела спать и есть, на работу. Плюс, я спала, ела.

И ещё плюс ко всему я очень сильно реагировала на своё здоровье в тот период. Я понимала, что если я физически не смогу это выдержать, то мои умственные способности меня никак не спасут. Поэтому я заставляла себя ходить в спортзал, бегать, плавать. И я понимала, что это как-то на подсознательном уровне происходило. Конечно, не было у меня такого: «Так, Таня, тебе надо идти поплавать сегодня. Если ты не поплаваешь, у тебя не будет интеллектуальных сил» или «…ты не разгрузишься». Нет, это всё подсознательно происходило. Но это было очень важно: что я успевала спортом заниматься, то есть нагружать физически тело, чтобы разгружать умственно. И когда я нагружала умственно, я разгружала умственное тем, что нагружала физическое. В общем, я чередовала.

— То есть ты училась, работала и ещё занималась спортом.


— Да, я ходила в бассейн, училась плавать. То есть я прямо с тренером, записалась, ходила на занятия, чтобы мне уже отмазаться невозможно было. Мне тренер с утра звонила: «Таня, приходи, я тебя жду». В этом плане у них очень здорово построена была в спортивном зале система с тренерами: они прямо телефонами менялись сразу же. Они мне в WhatsApp начинали тут же писать. Прямо такой тренер — погружает тебя в среду активного образа жизни, что ты уже не отмажешься. Это было очень классно. Ну и потом на бикрам йогу зайти, тоже походить — там какие-то уже друзья образовались, знакомые, которые тебя ждут, они тебе тоже эсемесят: «Таня, приходи, сегодня будет классное занятие».

— Да, на бикрам йоге бывают классные занятия. Для меня это просто смерть и злище. Но я верю охотно, что кому-то нравится.


— Ну, правда, да. Бикрам был неким вызовом для меня. Просто на самом деле я очень хотела ходить на йогу. А рядом с нашей школой был единственный центр — это бикрам йоги. И там не было ничего, кроме этих потеющих тел… Но тем не менее…

— Видимо, в Манчестере холодно, поэтому все хотят погреться. Бикрам йога поэтому так популярна.

— Это действительно было круто. Как бы ты с холода приходишь в эту жарищу и потом обратно в холод — божественное ощущение. В общем, я старалась очень круто научить себя работать с задачами. Это значило — не ставить себе глупых задач. То есть не ставить себе задач, которые заставляют тебя долго думать, что надо сделать. Не ставить себе слишком больших задач, которые ты не знаешь, как вообще начать делать. Декомпостировать, то есть мелкими задачами апеллировать. По максимуму делегировать. И умение делегировать на самом деле стало для меня критически важным. Потому что тогда мы работали с социальными сетями, и я всю работу сгружала на менеджеров. Я старалась найти пусть не очень дорогого или не на full time — на неполный рабочий день найти человека, которому я могла бы делегировать по максимуму. Всё, что я делала, — это общалась с клиентами, составляла сметы, отвечала за документооборот. И следила в Task Manager за задачами самих работников.

Но я построила систему таким образом, что мне не надо было каждый день с ними созваниваться или списываться. Мы созванивались только для еженедельного Check-in. И если возникали какие-то критические ситуации, то тоже созванивались. А в остальном я старалась, чтобы клиент, во-первых, меня не дёргал по ерунде — и это тоже очень важно: выстраивание отношение с клиентом, — и команда знала, что если что-то не очень трудозатратное или денежно-затратное, они могли сами оперировать. У них был там некий буфер бюджета, с которым они могли сами работать. И если что-то там суперсложное, требующее много времени или денег, тогда они уже мне пишут: «Таня, нам надо срочно решить вопрос, потому что иначе мы потеряем полбюджета». Я тогда внедряюсь. Но в целом это просто очень хорошие подрядчики.
— Ты говоришь, что, как правило, какие-то новые люди приходили в команду. Но, наверное, тебе приходилось тратить какое-то время на их обучение, чтобы они делали какие-то задачи, которые ты им делегируешь, так, как у вас это принято. У тебя была какая-то система обучения, onboarding новых членов команды? Или ты инвестировала всё равно своё время в это дело?

— Вот хороший вопрос. Я бы рада сказать, что была какая-то универсальная система. Но на самом деле нет. Потому что у меня как клиенты долго ко мне прилипали, раз — и надолго, так и подрядчики. Я старалась, что если даже какие-то очень сложные, критичные ситуации, я всегда до последнего довожу человека. Стараюсь дать ему понять, обратную связь: вот так не надо делать, лучше сделать вот так. Или как-то договориться. Если даже какие-то финансовые конфликты, бывало, возникали, я всё равно старалась договориться так, чтобы все ушли довольными.

Была, одна, наверное, самая трагичная ситуация, которая у меня была, связанная с подрядчиками и с работой. Ещё в офисе я работала, тоже там невероятный скандал получился. Но я всё равно взяла себя в руки. Я каким-то чудом просто составила финансовую схему, которая удовлетворила наш финансовый департамент, которая удовлетворила подрядчика, моих начальников. Конечно, все были жутко недовольны, но в целом нет ситуации, из которой нельзя выйти так, чтобы все были удовлетворены. Это не значит, что все будут суперсчастливы. Но все будут удовлетворены, и ты потом хотя бы сможешь в глаза людям смотреть, и тебе не надо будет говорить: «Ой, там мой начальник козёл, поэтому мы тебя уволили». То есть никаких недомолвок.

Да, и суперпрозрачный процесс. Это прямо очень важно. Умение делегировать и суперпрозрачный процесс — это всегда меня спасало. Клиент всегда знал, с кем он может, помимо меня, пообщаться в команде. То есть мы напрямую контакт-менеджеров соединяли с маркетинговым отделом. Или людей, которые за продвижение отвечают, с маркетологами. Или программистов соединяли с их техническим отделом. То есть я не была вот этим «узким горлышком». И если вдруг я даже там пропадала — заболела, уехала, ещё что-то, — то они всегда знали, с кем можно пообщаться и с кого что спросить. И это было максимально прозрачно.

— Это здорово. То есть ты не прятала фрилансеров, которые на тебя работают, они могли общаться абсолютно напрямую.

— Да. И у меня не было ситуации, что мне все говорят: «Таня, зачем ты так делаешь, они же у тебя украдут этих фрилансеров…» Да крадите ради бога. Вы же не украдёте при этом мой стиль управления, мою структуру управления. Им придётся потратить… У меня была один раз ситуация: мне менеджер говорит: «Давай мы тогда наймём твоих райтеров просто на проект, а с тобой завершим работу». «Класс, давай. Вы тогда попадёте на то, что вам надо будет с этими райтерами заключать договоры, они у меня на Украине. Я не знаю, как вы будете переводить деньги на Украину. У них нет юридических лиц, у них только частные лица. Вам придётся им как-то деньги оплачивать. А наверняка вашей компании невыгодно выводить наличку, потому что это процент, соотношение…» Ну, короче, я расклад делаю, что она потратит икс часов ещё на менеджерение этих райтеров, чтобы оплачивать на Украину, деньги выводить. В общем, она понимает, что дешевле и проще нанять меня — такой полный пакет услуг, чем ей возиться с этими райтерами.

— Да, это, кстати, интересный вопрос в сфере услуг. Всегда, когда ты делаешь работу, а клиент уже вроде видит, что ты её делаешь классно, и понимает, как ты её делаешь, как ему кажется, — и он думает, что эту работу можно уже сделать и дешевле, и нанять кого-то другого на неё — так как он знает уже всё, как делать. Нужно, в принципе, это и делать.


— Совершенно верно. То же самое, кстати, с делегированием. Вот мне очень часто говорят: «Таня, как мне делегировать? Я вот сижу, типа я фрилансер, мне некому делегировать». Или «Я в компании средней менеджер, мне нельзя нанять в подчинение никого». Это всё отговорки, это всё ерунда. На самом деле можно найти абсолютно разные способы делегирования, вплоть до бартера. Если ты, например, можешь… Я переводила статьи на английский язык в обмен на некоторые услуги по продвижению. Такой вариант был делегирования. Я ненавидела заниматься продвижением. У меня был бартер по ведению некоторых социальных сетей моих личных в обмен на предоставление услуг по обучению навыкам управления задачами, менеджменту и так далее. То есть всегда можно найти способ.

У меня один гениальный случай делегирования, я считаю, был. Это, правда, не у меня, но с моей подсказки. У меня друг, ему нужно было записать пятьдесят видеоинтервью по пять-десять минут с представителями целевой аудитории. И он там три месяца не знаю что делал и забыл про эту задачу. И потом у него осталось две недели или три недели до дедлайна — и он понимает, что он не сможет проинтервьюировать пятьдесят человек за три недели. И я ему говорю: «Хорошо, давай тогда подумаем вне коробки. Thinking outside the box: что ты можешь сделать? Каким образом можно решить эту задачу?» Мы придумали с ним, что он за неделю наберёт десять человек, которые хотят пройти курсы по интервьюированию. Там в рамках дизайн-мышления есть блок интервьюирования. И он расскажет, как правильно интервьюировать людей. Он уже в этом спец, и он поделится этой информацией. А как домашнее задание у этих десяти людей будет — проинтервьюировать пять человек. Ну, пять человек проинтервьюировать за неделю вообще как бы несложно.

И он неделю… Сделал быстренько за полчаса лендинг, набрал себе в сообществах, я ему помогла расшарить по сообществам эту историю, что это бесплатный образовательный курс, длится он всего неделю, и вы получите бесценный навык — умение интервьюировать людей. Он реально за четыре часа… Там было три или четыре лекции, он рассказал им, как делать интервью — и они за неделю собрали эти интервью, и у него были в итоге пятьдесят интервью. Ну, короче, там все были счастливы. Там, конечно, не всё супергладко прошло, но тем не менее задача была выполнена.

Любая задача выполнима — важно, как ты к ней подступишься. И когда ты говоришь, что нельзя делегировать, мне некому, — то всегда есть кому. Даже сейчас куча сервисов, где можно нанять за пятьдесят долларов человека, который сделает тебе твою рутинную работу, а у тебя сэкономится при этом двести долларов. Уже хорошо — сто пятьдесят прибыли, живём дальше.

— Слушай, прекрасная история. Да, на самом деле, наверное, когда человек выходит на фриланс, даже если он набрался смелости и закончил работу в офисе, наверное, последнее, о чём он думает, — это о делегировании. Он думает, что вот сейчас-то ему надо поднажать и поработать самому очень хорошо для того, чтобы заработать деньги. А ты говоришь, что нужно, скорее, подумать о том, какие рутинные задачи, которые, в принципе, не приносят тебе ни развития, ни денег, — их можно переложить на кого-то другого. Это всегда страшно, что у тебя на фрилансе доход нестабильный и количество денег ограничено. И чтобы их инвестировать в работу других людей, это нужно ещё решиться. Нужно как-то понимать, зачем ты это делаешь.


— Да, это правда. Но, кстати, по поводу фрилансера, фриланса и нестабильности, я могу сказать, что тут просто надо мозгами работать и накопить «подушку» себе, которая будет тебя поддерживать, обеспечивать. Мне, конечно, тоже далось это не сразу, чудесное знание, сакральное просто. Просто накопи себе на полгода жизни денег, отложи их — и ты всегда будешь знать, что у тебя есть эта «подушка». У меня так очень классно работает с моей банковской картой. У них там бесплатное обслуживание, если у тебя икс денег на счёте. И я просто знаю, что если я сейчас в этот «икс» залезу, мне ещё за карточку надо будет платить начать. И меня как-то это придерживает постоянно. И у меня эта «подушка» лежит, она иногда истощается, иногда я её опять наполняю. Но она мне никогда не даёт входить в это стрессовое состояние, что у меня сейчас нет денег, чтобы заплатить, не знаю, за квартиру, или за билеты, или ещё за что-то — и я хожу, кусаю локти и нервничаю постоянно.

Когда я нервничаю, я же тогда и клиентов начинаю терроризировать, и подрядчиков: давайте быстрее работайте, давайте быстрее оплачивайте… То есть всем нехорошо от этого. Поэтому это состояние, когда ты спокоен за то, что у тебя есть финансовая подушка, оно очень классное. И у меня сейчас нет стабильного дохода по сей день. Но я знаю, что у меня с этими контракт, с этими контракт, а вот эти тогда денег пришлют, эти тогда… Если у меня вдруг, не знаю, полетел компьютер и мне надо срочно его купить, у меня «подушка», я могу для этого залезть. Я знаю, что через полгода я возобновлю эту сумму, и опять у меня будет эта подушка, и я буду себя нормально ощущать. Поэтому просто надо подумать, как к этому прийти.
— Да, спасибо. Будем набивать подушки. Давай дальше пойдём по шагам, которые ты делала, для того чтобы своё время освободить для развития. Мы ограничили количество раздражителей, уменьшили количество задач, какие-то задачи делегировали. Оцениваем свою работу. То есть берём большие заказы, которые высокомаржинальны, допустим, а какая-то мелочь, которая ничего не приносит — ни развития, ни денег, — в принципе, можно подумать, зачем она вообще, нельзя ли от неё избавиться? Принцип «80/20», принцип Парето, когда 20 процентов задач приносят 80 процентов результата.

— Да, всё верно. Всё так и есть.

— Что же ещё ты внедрила в свой обиход, для того чтобы продвинуться в своей продуктивности?

— В целом, если говорить про какие-то конкретные лайфхаки, то они в большинстве описаны уже в литературе. В частности, для работы с задачами нет ничего круче методологии GTD — Getting Things Done. И единственный минус, с которым я столкнулась в работе с этой методологией, — это некое ощущение, что я стала как робот.

— Можешь в двух словах описать его?

— Да, в двух словах. Пожалуй, мне потом Дэвид Аллен предъявит: она описала мой метод в двух словах. Ну, первое, что важно сделать: это не запоминать задачи. То есть всё надо записывать. Придумать для себя инструмент — их миллионы уже есть, даже придумывать не надо. То есть понять, что для тебя работает. Если это Wunderlist или Things, эти приложения, или это блокнот, в котором ты пишешь ручкой на бумаге (такие тоже существуют). То есть не надо загонять себя в рамки, что только так и никак иначе. Нет. Просто нужно понять, что для тебя будет работать, что станет для тебя инструментом, который поможет тебе избавиться от всех задач в голове.

— Да. То есть суть в том, чтобы свою оперативную память освободить и не думать: «так, надо пойти к зубному» или что-то там сделать.

— Да, не переживать из-за этого.

— То есть просто это записать в какой-то списочек — и забыть об этом. Просто иногда этот списочек почитывать.

— Ну, всё бы было так просто, если бы оно было так. Но не совсем. Список — это хорошо, но если он не структурирован, если по нему не выставлены какие-то маячки, которые помогают тебе в нём ориентироваться, и какие-то дедлайны, если они есть — суперважные мероприятия или какие-то документы, например, или отчёты тебе надо сделать к определённой дате, — то ты всё равно внутренний переживатель твой не выключается. Тебе нужно понимать со всем этим списком, что ты всё успеешь, и что ты не перепланировала, как обычно. У меня очень часто такое бывало: список задач на день — 15 пунктов, из которых ты, дай бог, сможешь сделать четыре. А остальные висят, давят. Вот это ощущение давления. Не надо этого ощущения создавать.

— Сколько ты сейчас себе выставляешь задач, чтобы ты была довольна, что ты эти задачи сделала?

— У меня фокус всегда — три задачи. То есть минимум три задачи, которые я делаю. Если я их сделала, я тогда лезу в общий список и смотрю, что ещё я могла бы сделать. Но именно с дедлайном на сегодня — те, которые реально надо сегодня сделать. Если сегодня не сделаешь — то всё, капец, всё пропало. Ты договорился с людьми — подведёшь. У меня, например, сегодняшняя задача — записать с тобой интервью. Вот она есть, и я знаю, что я не могу её не сделать: мы договорились. То есть я могу, если какие-то экстремальные ситуации, но в целом она у меня под этой датой. Это одна задача на сегодня уже есть. До этого ещё у меня была задача позаниматься IELTS — тоже она на сегодня, потому что мы договорились с мужем это сделать, вовремя высвободить у меня время, это надо было синхронизировать. То есть я такие задачи ставлю.

Есть ещё какие-то внешние задачи, например тренировка или медитация. Но это я уже в задачи не записываю, это у меня висит просто в календаре, и я знаю, что в это время я это делаю. Как бы оно просто забукировано на случай, чтобы я помнила, что в это время не надо назначать никакие встречи, созвоны, Skype и так далее. А так в целом три задачи в фокусе, и этого достаточно.

Я стараюсь, если что-то у меня бывает приток энергии, связанной с написанием поста, — у меня тогда все задачи сдвигаются, я целый день могу писать какой-нибудь там пост. Или наоборот: приток физической активности — я ничего не хочу делать, я иду гулять целый день. Тоже такое бывает.

— Но ты потом не фрустрируешь что ты не сделала эти задачи, которые ты запланировала?

— О, нам дай только повод посамобичевать себя! Я не могу сказать однозначно, что нет. Конечно, я иногда расстраиваюсь, что что-то не сделала. Конечно, у меня иногда включается паникёр внутренний: «А, опять я это не успеваю!» Но в целом я сейчас научилась… Скажем так: чем больше медитирую, тем меньше уровень фрустрации. Если я понимаю, что что-то не произошло — а я хотела бы, чтобы это произошло, — то я начинаю просто думать, а что нужно сделать, чтобы это всё-таки произошло, вместо того чтобы расстраиваться. Вообще повода расстраиваться нет: ну, всё уже произошло, ушёл поезд. Нельзя к нему вернуться, он уже ушёл. Надо думать, как купить билет на следующий, смотреть, есть ли вообще там билеты, или, может быть, на самолёте, а может быть, догнать на такси… То есть смысла стоять и плакать возле перрона вообще нет никакого. Поэтому я стараюсь так не делать.

Но конечно, если подавлять долго в себе эти состояния тревожности и обиды, они потом выплёскиваются. Я бы не рекомендовала это всё в себе держать. Ну, ушёл поезд — ну поорать, не знаю, в воздух, что какого вообще… я так старалась, не успела! Тридцать секунд разрядочки — и всё, потом пошёл дальше. Думаешь, что тебе делать. Мне кажется, так. Для меня так правильно. Я не говорю, что так правильно для всех, но для меня так правильно.

— То есть ты избавилась от привычки всё доводить до совершенства и завышенных ожиданий от своей работы?

— Да. Очень важно, кстати, не доводить до совершенства. Это невозможно — довести до совершенства. Но это не повод не стремиться туда. Но это не повод выкладывать сырые посты. Меня часто ругают: «Таня, у тебя столько ошибок в постах». Ну как бы что — вы не поняли сути из-за этих ошибок? Если не поняли, сейчас исправлю. Но если поняли — успокойтесь и дайте мне жить дальше. Чего вы ко мне пристаёте с этими ошибками? У меня дислексия, я не умею проверять за собой.

— Да, я согласна. Я когда читаю, очень часто, статьи в журнале, я захватываю суть. И потом корректор говорит: «А вот тут запятых вообще миллион не проставлено». Я этого даже не заметила, потому что у меня было вдохновение просто от истории, а не от грамматики, орфографии, синтаксиса и прочего. На это можно тоже обращать внимание, потому что для некоторых людей это очень важно.


— Конечно.

— Но я не парюсь, если пропущено.

— Понятно, что если ты пишешь какое-то суперважное письмо, которое предрешает…

— Судьбы мира? Как правило, ничего не пишу. Ну, просто в диджитальном мире, когда информация очень, очень быстро приходит и так же быстро уходит, — мне кажется, не страшно, если там не хватает одной запятой.


— Да, абсолютно верно. Внутреннее спокойствие должно быть всегда. А вот эти все внешние факторы, они действительно абсолютно непостоянны. Нет ничего вечного. Поэтому париться из-за этого невечного никакого смысла. А вот сохранять внутреннюю гармонию и покой — это хороший ресурс, на который стоит потратить энергию.

— Да, правда. Давай вспомним, что мы уже сказали: что тебе помогло твоё время освободить для развития. И возможно, что-то вспомнится ещё, какие-то техники. Первое: мы говорили, что нужно ограничить количество поступающей информации и отвлекающих моментов. Второе: мы уменьшаем количество задач. Третье: те задачи, которые не уменьшились, но они рутинные и, в принципе, нас не развивают никак, — мы их делегируем. Потом мы избавились от перфекционизма и доведения всего до совершенства. Что ещё можно применить — и упростить себе жизнь?

— Мне кажется, самое важное — это дать себе возможность поверить в то, что это всё возможно. Потому что если ты сам внутри себя не веришь, то за тебя никто не придёт и не поверит. И это то внутреннее ощущение, которое как стержень — для меня во всяком случае — всегда направляет и двигает. Это безусловная вера в то, что, во-первых, всё возможно, и во-вторых — то, что ты придумал, надо быть очень аккуратным с этим, потому что это реально может воплотиться. То есть это такие два критерия, которые меня направляют. И это действительно правда: вообще всё возможно! Как бы вообще нет ограничений. Левитация возможна, телепатия, да! Вообще нет предела совершенству.

— Это вдохновляет вообще невероятно. Слушай, давай порекомендуем какие-нибудь книги из тех, что ты уже говорила: Тим Феррис — четырёхчасовая рабочая неделя, Дэвида Аллена почитать. Какие ещё книги или фильмы, которые тебя изменили, которые бы ты хотела порекомендовать нашим слушателям?

— Это такой большой вопрос, хороший. Давай так: я что-нибудь обязательно порекомендую — списком пошире, чем эти две книги. Но, наверное, сейчас сократим до трёх самых любимых рекомендации. Топовые. Наверное, одно из неизгладимейших впечатлений, ещё когда я была подростком, на меня произвёл фильм «Матрица». Я его пересматривала периодически. Но это не то что мой самый любимый фильм. Я могу сказать, что мой самый любимый фильм — это «Автостопом по Галактике». Потому что это ржака, это британский юмор, это о глубокие подколки бюрократизма. Но это не тот фильм, который изменил мою жизнь. Хотя я по-прежнему верю, что 42, и брать с собой полотенце — это важное правило в жизни.

Но тем не менее «Матрица» — это был такой фильм, когда ты, будучи наивным подростком, думаешь, что всё возможно. Ты понимаешь, что всё возможно, может быть, не совсем так, как ты себе это представляешь. И это стало для меня большим толчком в жизни, что это действительно так.

Второй, наверное, — это «Алиса в стране чудес». Но это для меня сейчас двигатель такой. Я часто возвращаюсь к этой книге, много её перечитываю, какие-то цитаты часто вспоминаю. Это та книга, наверное, которая заставляет мой мозг так благостно пощекочивать меня внутри черепной коробки, если можно так выразиться. То есть те фразы, которые там есть, особенно на английской… Я на русском раньше читала, а сейчас уже более уверенно себе чувствую, стала на английском читать. И то построение предложений, то использование этих временных рамок, которые есть в английском языке, ты прямо их чувствовать начинаешь. Ты начинаешь понимать вообще, о чём идёт речь. Это очень интересно. Так что эта книга, она для меня такой очень особенной в жизни стала.

И что третье добавить? Наверное, это не фильм: это Интернет — и люди, которые в нём есть. Нахождение для себя людей, которые, как тебе кажется, живут невозможной жизнью. В том числе Тим Феррис, Далай Лама, Татьяна Черниговская, Слава Полунин. Замечательные люди. Слава Полунин говорит, что он работает с людьми, которых он хочет обнять. Ну какой бизнесмен такое скажет? Какой HR вообще такой пунктик в резюме отметит? Нет таких людей, это кажется невозможным. Но он построил на этом всю свою жизнь. У него и бизнес работает, у него всё хорошо там с его представлениями, замечательными шоу, после которых ты просто выходишь с душой и сердцем, обнятыми друг с другом — не расцепить. Это те вещи, которые очень классные.

Очень я любила в своё время мультик — и до сих пор люблю — «Ёжик в тумане», прекрасно, «Сказка сказок» — Юрий Борисович Норштейн. Удивительный человек. Когда я его первый раз в жизни лично увидела — это человек, который босиком ходит по своей мастерской. Выходя на улицу, где люди уже в обуви ходят, он всё равно босиком бежит по асфальту и траве вокруг своего подъезда, мастерской. И когда он спит в маленькой, совершенно крохотной своей кроватке, которая прямо внутри студии находится… И когда он ест пасту руками, и весь соус от этой пасты оказывается у него на футболке, и всё, что он потом делает — это снимает футболку, вытирает ею лицо и идёт в душ, переодевается и выходит теперь во всём чистом… И у него это называется — он поел. А не сидит в телефоне, пялится в каждую sms, и его там дёргают…

— Он весь в процессе просто растворился, с этой пастой…

— Человек поел. У него эта паста была везде. Но он поел. Это бесценные, конечно, моменты, которые тебя заставляют жить, двигаться дальше. И ты понимаешь, что ты не хочешь быть червяком или винтиком, который, скрипя в этой машине бюрократической, существует. Я не против бизнеса как такового. Я здесь тоже хочу остановиться и сказать, что я не против бизнеса, я не против потребительства, хотя я выступаю за созидательство. Но я за то, чтобы это было всё в балансе, чтобы это гармонично существовало и это не владело тобой, а ты управлял этим бизнесом, ты управлял этими проектами, этими деньгами, которые у тебя есть. Потому что если это наоборот, то у тебя нет шансов развиваться. Ты начинаешь служить этим единицам или предметам — вместо того чтобы самостоятельно развиваться. Служить им — другим людям, даже и деньгам… В общем, слугой быть неинтересно. Хочется быть созидателем, развивателем, творцом. Сотворцом.

— Таня, просто прекрасно. Мне кажется, у нас супервдохновительный подкаст получился. И он вышел далеко за сферу продуктивности технической: мы больше ушли во вдохновение. В то, что действительно толкает вперёд, в глубинную мотивацию. Спасибо тебе большое.

Я хотела тебе задать финальный вопрос, чтобы наши слушатели могли… Они проинвестировали столько времени, послушали нас. И что бы ты посоветовала им сделать в течение двадцати четырёх часов, что могло бы их жизнь как-то улучшить?

— Ого, вот это ответственность!

— Да. Это может быть маленький шажок, который что-то хорошее принесёт им.

— Я бы им посоветовала сесть и ответить себе на вопрос: «Что я хочу, чтобы произошло?» И когда они ответят на этот вопрос… Наверняка они что-то напишут: например «Я хочу заработать много денег», «Уехать путешествовать», «Купить машину», «Убить всё человечество»… Выберите своё. Когда они ответят себе на этот вопрос, то посмотреть на этот ответ — и задать ещё один вопрос: «И что произойдёт тогда?» И уже начать работать с этими ответами. Потому что когда мы пишем — «Я хочу поехать путешествовать». А что произойдёт тогда? «Тогда, — например, — я обрету свободу». Вот что для тебя эта свобода? Лежит ли она только в плоскости путешествий? Что эта свобода? Как что для тебя эта свобода? Где эта свобода? Это свобода в голове, или это свобода внешняя, или это в мыслях, или это в сердце… А что произойдёт после? А что произойдёт перед?

Это я пытаюсь рассказать про вопросы «Чистого языка». Это, конечно, за пять минут не сделаешь. Но в целом, если ты сидяшь, задашь себе вопрос: «Что я хочу, чтобы произошло?», а ответив на него, задашь ещё один вопрос — «А что произойдёт тогда?» и начнёшь разбирать, что это значит для тебя, то есть тогда шанс понять, чем ты хочешь заниматься до конца жизни. Или не до конца жизни, а что ты здесь и сейчас хочешь, что тебя подвигнет к этой цели. Есть шанс понимать, ради чего твоё сердце бьётся.

— Таня, спасибо большое. Это было прекрасно. Мы побежали понимать, почему наше сердце и зачем оно бьётся.

Мы соберём обязательно для наших слушателей все ссылки, все книги, фильмы и прочая и прочая, что ты упоминала и что ты ещё захочешь включить, и их можно будет скачать на странице подкаста.

Спасибо тебе большое. Я надеюсь, что мы не в последний раз записываем с тобой подкаст, потому что с тобой действительно очень, очень интересно говорить. Начинаешь действительно думать иначе после разговора с тобой. Спасибо тебе.

— Спасибо большое. Я очень рада, искренне, правда. Я надеюсь, что у того человека, кто слушает это подкаст, обязательно в сердце что-то дзинькнуло — опять я использую фразу Славы Полунина. Но тем не менее, когда произошёл вот этот «дзинь» в сердце — схватить его, поймать и никуда не отпускать, любить, кормить и всячески холить и лелеять. И я буду искренне рада, если каждый твой подкаст будет вызывать огромное количество дзинь по всему миру, на любом языке. И он будет только развиваться. Потому что это очень ценно, когда ты можешь передать эту искорку из уст в уста, из ушей в уши. Поэтому спасибо тебе большое за приглашение. Я желаю всяческого роста, развития и процветания твоему каналу подкастов.

— Спасибо, Таня. Приходи ещё! Пока-пока!

— Пока-пока!
Ну что ж, друзья, это был первый эпизод подкастов «Вандерласта». Мне очень понравилось. Надеюсь, что вам тоже. Беседа с Таней заставила задуматься меня лично о многих вещах. Я планировала провести первый пробный подкаст минут на тридцать, но просто не получилось, — потому что я могла разговаривать ещё, ещё и ещё, узнавать ещё больше от этого человека. Надеюсь, что Таня когда-нибудь ещё раз посетит наш подкаст.

Как я обещала, все ссылки на книги, фильмы, программы мы собрали на нашем сайте wanderlust.wtf, раздел «Подкасты».

Я благодарю вас за то, что вы прослушали этот подкаст. Если он вам понравился, ставьте лайки, подписывайтесь, комментируйте. Нам очень важно ваше мнение. Мы делаем это не только для себя — мы делаем это для вас. Мы хотим принести пользу вам. И ваши отзывы помогут нам стать лучше и делать ещё более крутые вещи.

Спасибо большое. До встречи на втором подкасте.